Что нам нужно от экономики? Чтобы росли наши доходы. А с ними «вот что происходит»: они падают, но Минэкономразвития полно оптимизма на вырост. Все как всегда: «Нам еще день простоять да ночь продержаться». А продержаться будет трудно, об этом сообщает уже Росстат. Он докладывает: если в первом квартале наши реальные располагаемые доходы поднялись на 1,2%, то во втором спикировали на все 8%. И по итогам года мы, естественно, обеднеем. Вот такая у нас экономика.

Фото: Наталья Мущинкина

К данным Росстата можно отнестись по-разному. Можно так: а что вы хотите — кризис он и есть кризис! А можно попробовать присмотреться чуть подробнее.

Кризис, в котором мы находимся, необычный, он вызван эпидемией. Эпидемия ударила первым делом не по банкам, не по акциям и не по бюджету. Удар пришелся по людям. И в самом прямом физическом смысле слова — резко возросла смертность, и экономически — наши доходы, как и показал Росстат, спикировали небывало резко. Со всех сторон нам говорили, что доходы людей — первая забота властей. На деле все ограничилось ростом пособия о безработице и увеличением поддержки семей с детьми. По сравнению с тем, что делали для поддержки своего населения правительства других стран в условиях эпидемии, российское правительство выглядело не столько скромным, сколько жадным.

Тема международных сравнений всегда приводит к интересным выводам. Сегодня на все упреки в том, что социальная антикризисная политика могла бы быть активнее, нам отвечают: зато Россия прошла кризис лучше развитых стран. И это подтверждает статистика того же провального для всех второго квартала. Однако в этом нет никакой заслуги правительства и проводимой им политики. Все дело в структуре российской экономики.

Это тот редкий случай, когда ее неразвитость, выражающаяся в том, что она в меньшей степени по сравнению с развитыми экономиками ориентирована на потребности людей, и в том, что сфера услуг в ней развита куда меньше, что как раз и позволило лучше развитых стран пройти кризисный второй квартал 2020 года. Ведь, повторим, специфика самого кризиса в том, что пострадали люди, их доходы и, соответственно, спрос. Один из выводов состоит в том, что у правительства был шанс активнее поддержать население и его платежеспособный спрос, чтобы эффективнее противостоять кризису, сделать его последствия заметно мягче.

Теперь попробуем оценить перспективы роста реальных располагаемых доходов. Напомним, Минэкономразвития прогнозирует, что они у нас сначала за 2020 год в среднем упадут на 3%, а в 2021 году вырастут на те же 3%, модель — «неваляшка». Идея в том, что в конце 2021 года мы будем получать столько же, сколько в конце 2019-го. Но если падение доходов никаких сомнений не вызывает, с их дальнейшим ростом есть проблемы. РИА «Новости» сообщает: в правительстве никаких дополнительных мер по росту доходов не готовится. Значит, расчет строится на том, что экономика «сама вывезет».

Хорошо бы, но как тогда быть с тем, что в 2013–2018 годах наши доходы неуклонно сокращались? При этом падение ВВП произошло только в 2015 году, а никаких эпидемий не было. Расчет Минэкономразвития строится на том, что в 2013–2015 годах ВВП танцевал вокруг шеста, то есть далеко от падения, состоявшегося в 2015 году, не отходил, а в 2021 году последует восстановительный рост. Но тогда и рост доходов дальше восстановительного не пойдет. А это значит, что он может не дотянуться до 3%. С другой стороны, есть сомнения в том, что падение доходов в 2020 году ограничится 3%. Наталия Орлова из Альфа-Банка, например, считает, что «основную нагрузку кризиса понесет население; по этой причине мы подтверждаем наш прогноз спада ВВП на 3,0% в 2020 году и снижения реальных располагаемых доходов на 5,0%». «Неваляшка» может не состояться.

Истoчник: Mk.ru

Читайте также: Самые свежие новости.