Дело историка-расчленителя Соколова близится к развязке. 28 октября в суде выступали последние свидетели защиты. Первым допросили Александра Сохневича — бывшего инспектора налоговой службы Сергиева Посада. Сохневич интересуется историей, с Соколовым познакомился в 2013 году на одном из реконструкторских мероприятий. Допрос шёл по видеосвязи.

Фото: Кадр из видео

  Адвокат Соколова Сергей Лукьянов спросил мнение свидетеля о подсудимом как об историке и реконструкторе. Такой вопрос Лукьянов задавал всем свидетелям, очевидно стараясь, чтобы в суде прозвучало побольше слов об авторитете историка. И в этот раз это сработало. Сохневич вспомнил про «благородство» Соколова: «Был такой случай: в дружеской беседе он случайно одной фразой обидел человека. Прошло несколько часов и Олег Валерьевич по-дружески публично принёс извинения, они были приняты.» И историк, и Настя Ещенко, по наблюдениям свидетеля, вели себя «достойнейшим образом». Затем в допрос включился  сам историк. Он сообщил, что «СМИ рисуют образ человека, который постоянно нетрезв, который избивает женщин» и попросил свидетеля опровергнуть эти пассажи.

 Защитники Соколова заявили ходатайство, в котором было двадцать четыре пункта об отношениях Соколова опять же с Понасенковым. А после адвокат попросил судью приобщить к делу информацию о погоде в ночь с 7 на 8 ноября — когда Настя Ещенко вышла из квартиры историка на сорок минут перед тем, как он её убил.

— Зачем информация о температуре? Там же не минус пятьдесят. -негодовала судья.

— Ну всё-таки минус восемь. Расследование провести, можно ли находится на улице в минус восемь сорок минут в домашних тапочках и одежде? Может она зашла в кафе или магазин.

— Там нет никаких магазинов рядом.

— Её могла ждать машина! — настаивал Соколов на версии с таинственным любовником или сообщниками Понасенкова.

После этой метеорологическо-криминальной зарисовки перед судом выступил Сергей Уланович, который знает Соколова с 1988 года. Уланович также увлекается реконструкцией.»

«Его с нами нет год. — Почти трагически начал свидетель. —

Его некем заменить. Огромные массы людей подчинялись его плану, ему приходилось руководить несколькими тысячами человек. На лекциях он держит в напряжении всех слушателей, эмоционален, он знает, как спровоцировать людей, чтобы они проснулись, когда начинают уставать. Когда он руководил культмассовыми мероприятиями, он был вспыльчивым, потому что ему надо, чтобы люди подчинялись» — рассказывал он. По словам Улановича, Соколов раскрылся ему с дрцгой стороны, когла он увидел его со своими детьми: «Любящий папаша, для которого ребенок — это такой огонёк. Он прямо светился рядом с детьми.»

— Анастасию Ещенко вы знали? – задал вопрос судья.

— Да, девушка очень умная, соболезную ее гибели, мне её очень жалко. В конце лета 2018 года мне показалось, что между Олегом Валерьевичем и Анастасией что-то не так. Они мне сказали, что хотят сыграть свадьбу и пригласить меня. Но свадьбы всё не было. Поэтому я подумал, что не так всё просто.

  «Сергей, мы шли в атаку во главе сотен кавалеристов. Расскажи, каким я был, как человек, как мужчина, когда был жив!» — эмоционально потребовал Соколов.

  В ответ на эту просьбу свидетель дал зарисовку о реконструкторском мероприятии в Калининградской области: «Сто лошадей было собрано, люди из разных регионов. Олег Валерьевич, руководя сражением, ехал верхом. А там были спилены деревья, остались пни. И лошадь споткнулась, он ударился спиной о пенек на скорости. Я думал, он надолго окажется в больнице после такого. А он сказал, чтобы ему вкололи обезболевающее и продолжил сражение».

  Соколов так же потребовал опровергнуть рассказ Понасенкова о том, что Соколов якобы постоянно и много пил. Уланович заметил, что любимое вино историка — лёгкое сухое мерло, а выпивать «у костра на бивуаке» — нормально, и пьяницей Соколова назвать точно нельзя. В финале Соколов ещё раз выразил надежду, что когда-нибудь вновь будет скакать на коне рядом с соратником.

Вскоре в суде должны перейти к финальной и интригующей стадии процесса — прениям.

Истoчник: Mk.ru