Кровавые теракты, с которыми за последние недели столкнулась Франция (в парижском пригороде и Ницце), были совершены не членами террористических транснациональных группировок, а, судя по всему, действовавшими самостоятельно экстремистами. Это отражает наблюдаемую ныне крайне опасную тенденцию роста числа нападений, устраиваемых террористами-одиночками.

Ни Абдулак Анзоров, ни Брахим Ауссауи, резавшие головы во французских городах, насколько известно, не состояли в каких-либо террористических организациях типа запрещенных ИГИЛ или «Аль-Каиды» (хотя некоторые эксперты считают, что резавший в Ницце выходец из Туниса не был «одиночкой»). Не выполнял приказа какой-либо группировки недавно приговоренный к пожизненному заключению в Новой Зеландии молодой австралиец Брентон Таррант, устроивший расстрел в двух мечетях.

После резни в Ницце представители служб безопасности Франции и Бельгии признали, что их способность предотвратить подобные нападения ограничена.

«Расследование продолжается, и были произведены некоторые аресты для допроса, — заявил изданию Business Insider на правах анонимности следователь французской полиции. – Но пока нет никаких признаков того, что подозреваемый получил помощь во время самого нападения».

Следователь отметил, что количество людей, которых могут считаться достойными для наблюдения со стороны правоохранительных органов, слишком велико, чтобы контролировать их должным образом. И даже если за кем-то ведется слежка, это не гарантирует, что удастся вовремя заметить и предотвратить готовящийся теракт. По его словам, «десятки тысяч имен занесены в «список S» (Fiche S – список, в который занесены подозреваемые в радикальной и экстремистской деятельности, которых французские власти считают заслуживающими наблюдения), и даже в меньших списках людей, которые известны как опасные, насчитываются тысячи человек». Возможности мониторинга за большинством потенциально опасных персонажей ограничены, сказал французский следователь. Но вся слежка не имеет значения, если некто решит совершить нападение и никому не будет перед этим рассказывать о своих намерениях, утверждает аналитик по борьбе с терроризмом из бельгийской Федеральной полиции.

«С 2015 года у нас было около пяти ножевых атак в Брюсселе, и все они произошли в разгар нашей войны против сетей ИГИЛ (запрещенная в России и других странах террористическая группировка) здесь, в Бельгии», — сказал бельгийский аналитик, имея в виду так называемую ячейку «Моленбек», которая с 2014 по 2016 год провела несколько атак по всей Европе, включая массовые убийства в парижском театре Батаклан и взрыв в метро в Брюсселе.

«Мы очень преуспели в этом, и мы предотвратили несколько более мелких нападений с помощью арестов, – говорит бельгиец, – но атаки с ножом невозможно предсказать, потому что в каждом случае нападавший был психически болен или нападавший был кем-то с маргинальной историей в джихадистских кругах, который просто решил действовать».

По данным доклада Global Terrorism Index, в последнее десятилетие становится все больше терактов, осуществленных одиночками. Их численность растет не в разы, а в десятки раз, особенно после того, как ИГИЛ и «Аль-Каида» (террористические группировки, запрещенные в России) получили крепкие удары, потеряв многих своих вождей от Усамы бен Ладена до аль-Багдади.

Порой действующие в одиночку террористы фактически представляют угрозу бóльшую, чем террористические группировки. Достаточно вспомнить «норвежского стрелка» Брейвика, устроившего в 2011 году серию терактов, жертвами которых стали десятки людей. Именно взрывы в Осло и бойня на острове Утойя стали мощным тревожным «звонком» на Западе для того, чтобы осмыслить ту огромную опасность, которую несут «волки-одиночки».

Как поясняет канадский исследователь Брайан Беннет террористы-одиночки, как правило, не имеют прямых связей с террористическими группировками. Но их деятельность может вдохновлять других потенциальных экстремистов на действия и часто выражается в подражательных преступлениях. (И это, кстати, было заметно в случае последних терактов во Франции).

Еще в конце 1990-х гг., когда этот феномен «одиночек» только начинал «проклевываться», известный эксперт по терроризму Брюс Хоффман писал, что если раньше террористам было необходимо обладать способность совершить теракт – то есть иметь соответствующую подготовку, тактические знания, доступ к оружию (все это не было широко доступно, а необходимые знания надо было приобретать в учебных лагерях, созданных другими террористическими организациями, либо в содействии с спонсирующими террористов государствами), то в новую эпоху информация о средствах и методиках терроризма стала легкодоступной – при помощи того же Интернета.

Именно Всемирная Паутина со всеми ее коммуникационными возможностями стала для террористов-одиночек одним из главных источников «вдохновения» – и в идеологическом, и в «техническом» смысле.

Если посмотреть на историю с обезглавливанием школьного учителя в парижском пригороде, то можно сказать без особого преувеличения, что поднятая в соцсетях волна ненависти к Самюэлю Пати, демонстрировавшему своим учением на уроке скандальные карикатуры на пророка Мухаммада, привела к жестокому учителю педагога.

В убийствах, осуществленных в Конфлан-Сент-Онорин и Ницце отразилась еще одна характерная для терроризма «одиночек» черта. Террористу для его злодейств достаточно «подручных средств», получить которые не составляет усилий. Если террористическим группировкам нужно добывать взрывчатку и огнестрельное оружие, то «волки-одиночки» используют, к примеру, транспортные средства (личные, взятые напрокат или угнанные). Или холодное оружие (вплоть до обычных кухонных ножей). 

Достаточно вспомнить, как 52-летний британский подданный Халид Масуд устроил теракт близ Вестминстерского дворца в Лондоне 22 марта 2017 г. Террорист на машине совершил на пешеходов, а потом нанес смертельные ножевые удары полицейскому. 

То, что «одиночки» не состоят в экстремистских группировках, не значит, что террористические сети не пользуются преступлениями этих «волков». Известные группировки все больше трансформируются в организации с «плоской иерархией» (то есть с минимизацией уровней управления, большей самостоятельности ячеек и и возрастающую роль «сочувствующих», которые могут быть не связаны напрямую и организационно с конкретными группировками).

Хотя непосредственная связь террориста-одиночки с какими-либо экстремистскими группировками может отсутствовать, не стоит забывать о идеологической накачке через Интернет.

Идеологи экстремизма пытаются по максимуму пользоваться террористическими «услугами» одиночек, рассеивая свои зерна ненависти по Всемирной Паутине. Более того, ими специально делается ставка на взращивание одиночек, вдохновляя молодых людей на террористические преступления. Один из самых знаменитых пропагандистов «Аль-Каиды» американец йеменского происхождения Анвар аль-Авлаки вдохновлял своими призывами экстремистов, устроивших или пытавшихся устроить теракты. Например, переписывался по электронной почте лично (в частности, с майором вооруженных сил США Нидалем Маликом Хасаном, устроившим бойню сослуживцев на военной базе Форт-Худ). Даже ликвидация в 2011 году аль-Авлаки в 2011 г. не помешала семенам его пропаганды по-прежнему давать ядовитые плоды. Его проповеди вылились в десятки случаев терроризма в США, Британии, Канаде и Франции Именно пропагандистская деятельность аль-Авлаки сильно повлияла на братьев Царнаевых, устроивших теракт во время Бостонского марафона в 2013 году.

Хотя может показаться, что осуществленные одиночками нападения не выглядят, на первый взгляд, эффективными (как у классика: «единица – вздор, единица – ноль»), однако реальность показывает, что и действующие в одиночку террористы могут причинить огромный ущерб: достаточно вспомнить примеры двойной теракт Брейвика (77 погибших), теракт в Ницце (87 погибших) или расстрел в мечетях в новозеландском Крастчёрче (51 погибший).

Но даже и небольшое – с точки зрения статистики – количество жертв устроенных «одиночками» убийств имеет огромный эффект с точки зрения влияния на общество, погружаемое в атмосферу страха и ненависти.

Самое печальное, что есть основания опасаться, что количество нападений, устроенных экстремистами-одиночками, может перерасти в «качество». И дело тут не только в причинении смерти и увечий жертвам терактов.

«Сверхзадача» идеологов экстремизма, эксплуатирующих экстремистов-одиночек в своих целях, состоит в подогревании атмосферы страха и разжигании взаимного недоверия между людьми. И еще в провоцировании чрезмерной реакции со стороны властей и общества – что можно наблюдать во Франции. И такая реакция (вспомним резкие заявления Макрона, вызвавшие бурю негодования в исламском мире) миру и взаимопониманию не способствует.

Опасность «одиночек» в том, что властям и спецслужбам крайне трудно им противостоять. Они могут не поддерживать контактов с известными радикалами, не состоят в экстремистских организациях, не ведут переговоров о том, как достать оружие. И предотвратить замышляемое ими злодейство крайне трудно (если в принципе возможно), ведь в голову к человеку не влезешь.

Истoчник: Mk.ru