В преддверии президентских выборов в США Байденом не пугал только ленивый. Говорили, что он, с подачи левого крыла Демпартии, начнет «раскулачивать» богатых, что будут потеряны миллионы рабочих мест в результате переключения с углеводородной энергетики на «зеленую». В России предрекали новые санкции, которые будут жестче, чем при Трампе. А живущие в США русские с единодушием повторяли вымыслы о том, что Байден и Харрис — «социалисты», стремящиеся превратить Америку в «совок», в том числе в экономической сфере. Теперь, когда президентство Байдена практически стало фактом, пришла пора спокойно разобраться: так ли страшен «черт», как его малевали ранее.

Фото: ru.wikipedia.org

Обычно победители президентских выборов формируют команду, которая должна принять дела у предыдущей администрации. Команда Байдена–Харрис состоит из 500 специалистов в различных областях государственного управления. Персональный состав этой группы людей дает представление о будущей политике Байдена.

В переходной команде практически отсутствуют «жирные коты» — топ-менеджеры финансовых конгломератов и промышленных корпораций. Вместо этого там активно присутствуют ученые-экономисты и бывшие чиновники администрации Барака Обамы. Некоторые имена явно придутся не по вкусу представителям финансового капитала: так, во главе группы, которая примет дела у контрольных ведомств, отвечающих за государственное регулирование кредитно-финансового сектора, стоит Гэри Генслер — профессор Массачусетского института технологии, который был регулятором Уолл-стрита в администрации Обамы. Он известен как сторонник жесткого регулирования банковской сферы.

Тем не менее, как отмечает CNN, в деловой среде нет паники по поводу прихода в Вашингтон новых людей. Хотя американским корпорациям пошло на пользу правление Трампа (госконтроль над бизнесом сведен к минимуму, понижены корпоративные налоги), никто в бизнес-сообществе не боится администрации Байдена.

Во-первых, Байден был и остается центристом, далеким от радикальных воззрений сенаторов Берни Сандерса и Элизабет Уоррен. Во-вторых, для Уолл-стрита и всей корпоративной Америки стабильность превыше всего. Трамп же — олицетворение нестабильности.

Байден — политик из мейнстрима, он почти всю сознательную жизнь провел в федеральных органах власти: в 1972 году был избран в Сенат, в 2008-м — вице-президентом США (работал на этом посту два срока, по январь 2017-го). Он, в отличие от Трампа, знает, что «политика — искусство возможного»; знает он и то, что душить бизнес непосильными ограничениями — это класть под нож курицу, которая несет золотые яйца.

CNN цитирует профессора Гарвардской школы бизнеса Дипака Малхотры: «Есть растущее ощущение того, что у бизнеса будет все в порядке и у экономики будет все в порядке — она будет расти. Для этого требуется функционирующее правительство». Администрацию Трампа часто называют «дисфункциональной»: она заточена на обслуживание культа личности, а не на удовлетворение интересов страны.

Фактор коронавируса

Несмотря на умеренные воззрения Джо Байдена, бизнес-сообщество, возможно, относилось бы к нему хуже, если бы не Трамп. Трамповские нападки на главные институты американского общества — в том числе систему выборов — пугают деловых людей. Поэтому пожертвования на избирательную кампанию Байдена втрое превысили фандрейзинг Трампа. Опрос, проведенный Йельским университетом в конце сентября, показал, что 77% гендиректоров компаний были готовы голосовать за Байдена.

Более 900 профессоров американских бизнес-школ подписали предвыборный манифест, в котором говорилось, что Трамп непригоден для управления страной и представляет угрозу для демократического строя. После выборов Круглый стол бизнеса, Национальная ассоциация промышленных производителей, Торговая палата США и другие влиятельные организации выступили с совместным призывом к американцам — поддержать нормальный процесс демократических выборов и мирной передачи власти.

При этом, конечно, у Трампа есть и свои сторонники в корпоративной среде. Это в первую очередь нефтегазодобывающие компании, опасающиеся, что демократическая администрация Байдена будет гнобить их бизнес, продвигая альтернативную энергетику. Но предвыборная кампания позади, у руля будут демократы во главе с Байденом. Насколько радикальной будет их повестка дня, будет зависеть не только от президента, но и от соотношения сил в Конгрессе США, которое до сих пор не определилось. В штате Джорджия в начале января пройдет второй тур выборов в Сенат, на кону — два места. Если они достанутся демократам, то у них будет полный карт-бланш — под их контролем окажется Сенат в дополнение к Палате представителей и Белому дому. Но бизнес-сообщество предпочитает «расколотое правительство»: если Сенат будут, как прежде, контролировать республиканцы, демократам придется отказаться от радикальных «антикапиталистических» проектов.

Есть еще один влиятельный фактор в американской политике и экономике: пандемия коронавируса. Из-за локдаунов и ограничений деловой активности потребительской сферы, которая в США дает две трети ВВП, во втором квартале 2020-го ВВП потерял 31,4% в годовом исчислении. Правда, потом, в третьем квартале, он отыграл это падение, поднявшись на рекордные 33,1%. Однако экономисты предупреждают, что это еще не свет в конце туннеля — угроза рецессии не миновала.

В начале коронавирусной пандемии (февраль-март) экономика США потеряла 22 млн рабочих мест. Эта гигантская потеря частично восполнена, но не до конца: экономика до сих пор недосчитывается 10 млн рабочих мест.

Голуби или ястребы?

Экономика США нуждается в стимулировании наподобие того, которое было применено для борьбы с «Великой рецессией» 2008–2009 годов. ФРС (Федеральной резервной системе — центробанку США) придется осуществлять массовые вливания денежной массы; в неотложной помощи нуждается малый и средний бизнес; не обойтись и без новых раундов прямой финансовой помощи гражданам.

При Трампе с этим были трудности — любая государственная программа помощи требует компромисса между республиканцами и демократами, а с компромиссами у уходящего президента дело обстоит плохо. Но на помощь пришел Федеральный резерв. В марте этого года ФРС снизила до нуля базовую учетную ставку и запустила программы кредитования, объем которых измеряется триллионами долларов. Благодаря этим мерам произошел отскок ВВП наверх в третьем квартале.

Заслуга в этом принадлежит главе Федрезерва Джерому Пауэллу. Четырехлетний срок его полномочий истекает в феврале 2022 года, и многие предсказывают, что Байден номинирует его на следующий срок. Пауэлл — человек умеренных взглядов, избегающий вовлечения в политические дрязги.

Не дожидаясь инаугурации Байдена, Федрезерв фактически признал его новым президентом, подав заявку на вступление в международную ассоциацию центробанков, стремящихся остановить изменение климата (Network for Greening the Financial System (NGFS). Членство в этой организации требует участия в Парижском соглашении, из которого вывел США Трамп. Байден же пообещал восстановить членство Америки в Парижском соглашении в самый первый день своего президентства.

Не исключено, что в администрации Байдена будет работать предшественница Пауэлла на посту главы Федрезерва Джанет Йеллен: ей прочат кресло министра финансов. Когда грянула «Великая рецессия», Йеллен была председателем Федерального резервного банка Сан-Франциско, одного из 12 региональных резервных банков ФРС. В 2020 году она вошла в Совет управляющих ФРС, потом стала зампредом, а в 2014 году возглавила ФРС. В 2018-м Трамп поменял ее на Пауэлла. Йеллен считается «голубем»: для нее важнее бороться с безработицей, чем с инфляцией. Но она — человек умеренных взглядов и может, если это диктует ситуация, сдвинуться в сторону «ястребиных» позиций.

Потепления ждать не стоит

Трамп проводил на международной арене политику изоляционизма («Америка прежде всего»), Байден намерен ее похоронить. Как пишет Bloomberg, избранный президент остановит торговые войны с Китаем и Европой, вернет США их ведущую роль во Всемирной торговой организации и Международном валютном фонде. Кстати, России может пойти на пользу позиция Байдена в отношении МВФ: в отличие от Трампа, он считает, что в условиях глобальной пандемии МВФ должен увеличить помощь развивающимся рынкам (в число которых входит и РФ). Кстати, еще одно обещание Байдена: моментально вернуть США в ряды Всемирной организации здравоохранения.

В остальном контуры будущей «байденомики» пока довольно расплывчаты. Понятно лишь, что администрация Байдена постарается как можно быстрее договориться с Конгрессом о новом пакете антикоронавирусных мер, чтобы снять напряжение с Федрезерва и помочь рядовым американцам и бизнесу за счет ресурсов федерального бюджета.

Байден не замахивается на показатели роста. Это Трамп обещал в 2016 году, что при нем экономика будет ежегодно расти на 4% и более. Однако среднегодовой рост ВВП за первые три года его президентства составил около 2,5%. Он также обещал преодолеть дефицит внешнеторгового баланса с помощью протекционистских мер, но из этого ничего не вышло: в августе 2020-го, например, превышение импорта США над экспортом достигло максимального показателя за 14 лет — $67 млрд. Он обещал вернуть американские компании и рабочие места в Америку, но, по данным Торговой палаты США, лишь 3,7% американских компаний, имеющих производственные мощности в КНР, перебазировали какую-то их часть в США. При этом, по оценкам МВФ, торговая война США с Китаем сократила общемировой ВВП на триллион долларов.

Вероятно, Байден вернет Штатам их ведущую роль в международных усилиях по борьбе с уклонением корпораций от налогов — во главе этих усилий стоит Организация экономического сотрудничества и развития. «Последние 75 лет, — указывает Bloomberg, — США были главным хранителем международной экономической и финансовой архитектуры. Мир готов к возвращению Америки к этой роли».

Чем такая перспектива обернется для России? Как отмечает телекомпания CNBC, при Байдене едва ли следует ожидать потепления американо-российских отношений. Напротив, вероятно усиление напряженности. Согласие между двумя державами, скорее всего, может быть достигнуто в области контроля над вооружениями.

По мнению Андрюса Турсы, специалиста консалтинговой фирмы Teneo, «неприязнь Кремля по отношению к Байдену ведет свой отсчет с 2014 года, когда он в бытность вице-президентом выступал за санкции против РФ в связи с украинским кризисом». Аналитик считает, что без реального прогресса в вопросах Крыма и Донбасса «Москва едва ли может ожидать какого-либо смягчения санкций» — скорее при Байдене «будут более жестко применяться санкции, введенные ранее». Однако новых санкций против РФ в ближайшее время, наверное, не будет, говорит другой аналитик — Тимоти Эш из инвестиционной компании Bluebay Asset Management, мнение которого приводит CNBC.

Радио «Свобода» напоминает, что Байден в ходе своей предвыборной кампании называл Россию «противником» и «самой большой угрозой» безопасности США. Он будет, очевидно, пытаться остановить завершение «Северного потока-2», исходя из убеждения, что этот проект увеличивает энергозависимость Европы от России и лишает Украину доходов от транзита. Байден ранее проявил себя как сторонник максимальной помощи Украине, включая поставки оружия.

Но вице-президент при Обаме — это одно, кандидат в президенты — другое, а президент — третье. Байден — реалист, и никто не может точно предсказать, на какие компромиссы он пойдет. И с республиканцами, и с Россией.

Истoчник: Mk.ru