24 ноября исполняется 290 лет со дна рождения великого российского полководца, генералиссимуса Александра Суворова. Он не проиграл ни одного из 60 сражений, в которых участвовал. В честь юбилея в Военной академии Генштаба прошла научная конференция. Ее участники отметили, что суворовская наука побеждать не утратила актуальности и в век гиперзвуковых ракет и кибератак. Но, оказывается, далеко не все наследие великого полководца изучено, а вокруг его имени еще полно мифов.

Портрет фельдмаршала графа А. В. Суворова. Художник Й. Крейцингер

Фото: en.wikipedia.org

Об этом «МК» рассказал известный кинорежиссер, сценарист, историк, Заслуженный деятель искусств РФ Вячеслав Лопатин. Он посвятил изучению жизни Суворова многие годы. Под его редакцией в очень престижной академической серии «Литературные памятники» вышел труд  «А.В.Суворов. Письма». Рекомендовал Лопатина академик Дмитрий Лихачев. Еще на счету Лопатина несколько фильмов, один из которых советская идеологическая цензура приказала уничтожить. Чудом фильм уцелел. 

— Вячеслав Сергеевич, значит, Суворов до сих пор до конца не изучен?

— В архивах остались лежать сотни его писем. С очень интересными высказываниями. Надо, чтобы кто-то это все поднял и хотя бы лет за десять, к 300-летнему юбилею Суворова, наконец, издал. Это меня очень волнует.

Его жизнь и деятельность, его наука побеждать будут актуальны всегда. Потому что почти всегда побеждают не только и не столько силой оружия, сколько силой духа. А силу духа нам дает Суворов.

— Есть еще неизданные суворовские архивы?

— Не издана переписка Суворова с Потемкиным. В советское время и еще раньше облыжно утверждали, что Потемкин был завистником и недоброжелателем Суворова. Неправда историческая! Два русских гения трудились рука об руку, и Суворов смотрел, как и положено, снизу вверх. Надо издать. Причем особенно интересны письма Потемкина Суворову. Они менее известные.

Да, в сталинские годы, когда вождь распорядился документы российских полководцев издавать, напечатали четырехтомник суворовских писем. Великое сделали дело, но в некоторых письмах Суворова Потемкину делали, не оговаривая, купюры. Например, такие: «Будь у меня три жизни, все — Вам!». Это пишет Суворов! Человек очень острый, смелый. Вот это изымали. Зачем? Только из-за того, что, по советской легенде, Потемкин был царедворец, и не достоин уважения.

— Как в позднее советское время относилась к имени Суворова власть?

— Наш фильм 1980 года, снятый за 11 лет до развала страны, был с высочайшего распоряжения министра кинематографии запрещен и поставлен на уничтожение. У меня консультантом фильма был Главный маршал бронетанковых войск Павел Алексеевич Ротмистров. Он при мне разговаривал по телефону с заместителем начальника Главпура генералом Срединым, который кричал: «Он там снял Екатерину!». На это Ротмистров ему ответил, что Суворов служил не в Советской армии.

Такой был настрой. От слова «русский» их трясло от злобы. От марша «Прощание Славянки» тоже. А все потому, что были установки отдела пропаганды ЦК КПСС. Вот что было в период распада. Разве могла сохраниться страна, где так с национальными героями обращаются?

— Фильм удалось спасти?

— Чудом. Спасла фильм первая летчица, Герой Советского Союза Валентина Степановна Гризодубова. Она позвонила завотделу культуры Центрального комитета КПСС, а он — бывший летчик. И только после этого меня приняли.

А до этого сколько я писем отсылал в ЦК КПСС. Все их пересылали в Госкино, наверное, с такой устной сопроводиловкой: дайте ему еще раз по морде. Потом был районный суд, который должен был решить: на законных ли основаниях я снял этот фильм. За это время другая группа быстро сварганила «идеологически правильный» фильм в нарушение всех законов об авторском праве.

Судья повела себя прекрасно. Говорит: давайте мне имена трех кинематографистов, которые подтвердят, что вы писали заявку, сценарий, сняли по утвержденному сценарию, Согласились трое, среди них был Сергей Федорович Бондарчук. Но когда я пришел в суд с этим списком, судья мрачно мне сказала: ничего не спрашивайте, дело взято в Московский городской суд. И этот суд вынес постановление: никакого фильма не было.

Я дошел до Верховного суда РСФСР, до генерального прокурора. Показываю – вот пять коробок киноленты. Нет, говорят, не было фильма. Вот такие истории были с фильмом о Суворове. Но зрители его все же увидели. Фильм потом восстановили. Раза два показывали по телевизору. Говорят, что есть в Интернете.

— Вокруг имени Суворова много еще мифов?

— Беда, что эти мифы порой навязывают. Вот иногда укоряют: Суворов подавлял Пугачевское восстание. Ответ может быть один: а что, его, простите, поддержать надо было?

Если бы, допустим, Пугачев победил, России, наверное, на карте не было. Половину бы населения пугачевцы перерезали, а половину бы пропили. Кругом же противники серьезные были: с севера шведы, с запада – поляки, за ними немцы, французы, с юга — Турция. Не было бы такой страны, как Россия.

Суворов не успел, кстати, на подавление восстания. Он приехал, когда Михельсон разгромил Пугачева. Но Александр Васильевич лично конвоировал Пугачева, как государственного преступника и доставил его главнокомандующему Панину. После пугачевщины надо было успокаивать край. Некоторые не соображают, что пишут о тех временах. Банды в прямом смысле слова ходили. Нет Пугачева – мы пограбим. Суворов этими бандами занимался и умиротворил край.

— За польское восстание Суворову тоже, наверное, достается от некоторых историков?

— Есть одно письмо, которое я позже нашел. Я бы тогда побоялся его публиковать. Суворов там пишет Екатерине, что Польша была гнездом якобинской заразы и мечтала превратить в своих слуг всю Европу, в том числе Россию. Он прекрасно сознавал, с кем борется. Война им была закончена в течение 40 дней, как он и пообещал Румянцеву. Представьте, сколько крови могло пролиться, если бы она тянулась год-два.

Он провел ее мастерски. И за это он, который в списке генерал-аншефов был всегда на одном из последних мест – десятым-двенадцатым, резко шагнул вперед и заслуженно получил из рук Екатерины звание фельдмаршала. И все обошедшие его не известно, за какие заслуги, генералы, большей частью из очень родовитых, придворных фамилий, стали писать ему рапорты.

Мифы о Суворове продолжают создавать. Несколько лет назад мне прислали из патриархии сценарий фильма о Суворове. Мосфильм этот сценарий принял. Сценарий написан известным автором. Его уже нет. Поэтому имя называть не буду. Просили благословения у патриарха. Я прочитал и написал отзыв. После этого патриарх сказал, что никому из кинематографистов благословения давать больше не будет.

Это было за пределами добра и зла. Человек понятия не имел, кто такой Суворов, и выдумывал всякую галиматью. Я рад был, что помог остановить злое дело.

Истoчник: Mk.ru