Уже четыре дня Приморье пытается справиться с последствиями ледяного дождя, обрушившегося на регион. Некоторые части города до сих пор обесточены. По данным оперативного штаба, без электричества остаются почти 95 тысяч человек. Как говорят сами местные жители, к катаклизмам они привыкли, хоть бедствие такого масштаба припомнить не могут даже старожилы края.

Фото: Соцсети

Особо злят приморцев обледеневшие дороги, из-за которых невозможно выйти на улицу, не получив травму. Вызывает недоумение и недостаточное информирование властей о поддержке населения. Восстанавливать привычный порядок жителям приходится самостоятельно, засучив рукава — весь город завален буреломом.

«Я бы не хотел говорить, что сейчас в городе все совсем плохо. Вот если бы вы позвонили в пятницу, то я бы очень много наговорил. Сидел на нервах, ничего не работает, темнеет рано, сделать ничего нельзя, холодно, некомфортно. Не знаешь, что делать: ехать к друзьям, у которых можно согреться, или ждать, когда включат отопление и свет. В воскресенье я лег спать, а проснулся, потому что заорало радио. Подошел к холодильнику, который до этого боялся открывать. Конечно, там все испортилось», — рассказал нам главный редактор газеты «Аргументы недели. Приморье» Сергей Семенов.

Владивосток — город к катаклизмам привычный. Летом Приморье проходит испытание тайфунами, а каждую зиму жители борются с гололедом на дорогах. Все дело в сложном, гористом рельефе города и несчетном количестве лестниц, без которых горожане не представляют жизни. Сейчас, чтобы преодолеть лестницы, нужно как минимум иметь разряд по скалолазанию или быть каскадером.

«Я уже человек немолодой и могу сказать, что для нас природные катаклизмы — нормальная ситуация. Другое дело, что в последнее время каждый приход зимы — это апокалипсис, что-то такое непредвиденное, чего никто никогда не видел. Самое неприятное — очень скользко. Я вчера шел пешком по городу и раз семь чуть не рухнул. Сегодня решил подняться вдоль фуникулера, там есть лестница. Это было просто на уровне скалолазания. И таких участков в городе великое множество. Ходить невозможно. Такое впечатление, что попал в тайгу, кругом бурелом, бурелом, бурелом. Коммунальные службы убирают, но не быстро. Очень скользко», — продолжает Сергей.

Больше всего сейчас страдает район «Чуркин» (Первомайский район). Это достаточно протяженный рыбацкий район, который почти полностью остался без света. «Многие районы остаются без тепла, света, кое-где нет воды. Каким-то домам «повезло» по полной — там нет ничего из перечисленного. Сегодня самая сложная ситуация в районе «Чуркин». Там потихоньку начинают включать отопление, но на улице минусовая температура, дома разморозились, и для согрева помещений потребуется время. Кто мог — уехал к родственникам. Но много больных коронавирусом, пожилых маломобильных людей.

«В городе организовали полевые кухни, но добраться люди туда не могут. Соседи помогают кто чем может: привозят продукты, термосы с горячей водой. Некоторые привозят людей к себе домой, чтобы они могли сварить еды впрок, помыться, переночевать. Ситуация как на войне», — рассказывает местная жительница Инна.

Власти Приморья обещают, что к концу недели удастся справиться с ситуацией, но жители верят в это слабо. Улицы пустые, коммунальные службы не работают, банально решить ситуацию с гололедом можно было бы посыпав улицы песком, но и этого нет. Горожане борются собственными силами, после работы идут расчищать дворы, убирают ветки с проводов, разгребают заваленные дороги.

И даже о пунктах временного размещения многие не знали. Власти могли использовать систему оповещения, но в итоге многие узнали только от знакомых и соседей.

С продовольствием сейчас ситуация стабильная. Маленькие магазины сначала закрылись, потому что не было электричества, но потом принесли генераторы. Самый ходовой товар — лапша быстрого приготовления, чтобы плеснуть кипятка и заварить. Впрок продукты никто не покупает, хранить их все равно негде. Когда не было отопления и электричества, народ кинулся скупать газовые портативные баллоны. Некоторые быстро открыли точки и стали их продавать в проблемных районах. Только потом люди узнали, что власти раздавали их бесплатно. Опять же — недостаток информирования.

Тем не менее жизнь в городе продолжается в прежнем режиме. Люди ходят на работу, дети — в детские сады и школы. Даже кинотеатры работают. «До сих пор не работают некоторые заправки. Общественный транспорт пытается ходить. У нас бывают проблемные зоны, где постоянно заторы, но сегодня я две остановки ехала три часа — такого никогда не было. Воспитатели детских садов попросили приносить одноразовую посуду, чтобы не мыть. Так и справляются с ситуацией. Туда же приходят родители из районов, где нет электричества, чтобы зарядить телефоны», — рассказала сотрудница «МК» Инна.

Чтобы обеспечить связь с островом Русский, власти запустили паром, который возит людей бесплатно. Там находится университет, но студентов призвали туда не рваться. На острове также организовали полевые кухни, проблем с ними нет. Однако поводов для беспокойства остается много. По словам Сергея, не уцелело практически ни одного дерева, а город заполонили мусорные завалы. «Я подозреваю, что всю остроту нанесенного ущерба мы сможем оценить только весной-летом. Но если с деревьями понятно, то когда падали опоры уличного освещения — это вызывало недоумение. Они настолько прогнили, и за ними никто не наблюдал. Был случай, когда мужчина припарковал машину, вышел, и тут же на водительское сиденье рухнул столб. До сих пор машина стоит на центральной улице города. Не представляю, как себя сейчас чувствуют бездомные люди. Еще одна проблема — помойки. Они абсолютно все переполнены, картина в городе не очень красивая. Пока все очень сложно. Но мы не отчаиваемся, мы люди привыкшие».

Истoчник: Mk.ru