Информация о новых вакцинах от коронавируса толкает рынки вверх. Вместе с ними растут нефтяные котировки, в свою очередь, тянущие за собой курс рубля. Одни эксперты говорят, что пока рубль недооценен, другие — что, несмотря ни на что, самое время покупать доллары, дальше они будут дорожать уже по американским причинам. Чтобы всерьез разобраться в ситуации, уже сложившейся на валютном рынке, а тем более в том, как она будет развиваться в ближайшее время, следует шире взглянуть на стоящие проблемы. Тем более что это уже сделали аналитики крупнейшего швейцарского банка Credit Suisse.

Фото: Максим Бурлак

Анализ швейцарских банкиров сразу заставляет напрячься, они называют рубль «главным разочарованием года». Для российской экономики, а значит, и для нас, российских граждан. Строго говоря, ничего принципиально нового в этом нет, но все равно хочется узнать швейцарское объяснение.

В Credit Suisse хладнокровно оценивают уровень поддержки рубля и приходят к выводу, что с ней-то как раз все в порядке. У нее две опоры.

Первая — валютные доходы от экспорта, прежде всего нефти и другого сырья. На свою валютную выручку экспортеры покупают на внутреннем рынке рубли, укрепляя курс национальной валюты. По данным Центробанка, за первые десять месяцев 2020 года профицит счета текущих операций составил $29,9 млрд. Хотя это вдвое меньше аналогичных результатов прошлого года ($60,5 млрд), швейцарские банкиры все равно считают этот масштаб достаточным для внутреннего валютного рынка.

Вторая опора рубля — валютные интервенции Банка России. Сам ЦБ такие формулировки предпочитает обходить, отстаивая «свободное плавание» рубля, в которое он отправился еще шесть лет назад, в конце 2014 года. Но, с одной стороны, есть бюджетное правило, в рамках которого в случае, когда текущие цены на нефть опускаются ниже принятой в бюджете «цены отсечения» (в 2020 году — $42,4 за баррель нефти марки Urals), ЦБ продает на внутреннем рынке валюту из Фонда национального благосостояния (ФНБ), тем самым поддерживая рубль. Когда текущие цены выше и рублю, соответственно, ничего не грозит, валютные доходы экспортеров, наоборот, пополняют ФНБ. С другой стороны, есть и другие каналы, по которым ЦБ в 2020 году продавал на внутреннем рынке валюту из ФНБ. Главный из них — обслуживание сделки по покупке правительством у ЦБ пакета акций Сбербанка.

Дальше аналитики Credit Suisse отмечают парадокс: с уровнем поддержки рубля в принципе все в порядке, однако в 2020 году рубль стал «одной из самых слабых валют в Восточной Европе». Разгадка — в бегстве капиталов из России.

Аналитики объясняют нежелание капиталов оставаться в России несколькими причинами. Например, одной из них называется пересмотр соглашений об избежании двойного налогообложения с популярными офшорами. Однако политика деофшоризации, по идее, должна приводить к возвращению беглых капиталов к родному очагу. Если же верить швейцарцам, результат, во всяком случае пока, прямо противоположный.

Еще одна причина выглядит несколько экзотично. Произошедшее снижение ставки ЦБ и соответствующее падение процентов по банковским депозитам приводит к заметному перетоку денег россиян на брокерские счета. При этом, как отмечают в Credit Suisse, многие россияне предпочитают оперировать в иностранной валюте, покупая иностранные активы: акции и облигации, — а это ведет к ослаблению рубля.

На самом деле главная причина оттока капиталов из России, и ее швейцарские аналитики, конечно, также отмечают, — это геополитика. Россия в 2020 году еще больше отдалилась от развитых стран, что не могло не сказаться на поведении иностранных инвесторов. Да и тема санкций не только не отошла на второй план, наоборот, нарастает ожидание их очередной волны, которую разгоняет, в частности, избрание Джо Байдена президентом США.

Учитывая это, пожалуй, стоит осторожно относиться к выводам Credit Suisse, а они по отношению к рублю весьма оптимистичны: «Мы считаем, что у рубля есть потенциал для укрепления к концу года с вероятным сохранением положительной динамики курса в дальнейшем до уровня 70–72 рубля к доллару США исходя из фундаментальных показателей, если не будет сюрпризов на геополитическом фронте». Вот только «геополитический фронт» весьма подвижен, и до сих пор он всякий раз изменялся не в пользу России.

Истoчник: Mk.ru