В конце прошлого года был арестован и помещен в «Лефортово» начальник ОМВД по Кизлярскому району Дагестана полковник Гази Исаев. Он подозревается в причастности к терактам на станциях московского метро «Лубянка» и «Парк культуры» 29 марта 2010 года (тогда 39 человек погибли и более 100 получили ранения).

Исаев за решёткой в суде.

Злая ирония состоит в том, что полковнику лет 10 назад был заочно вынесен шариатским судом смертный приговор как раз за его многолетнюю борьбу с террористами. Приговор в исполнение не был приведен, хотя попытки предпринимались. И где-то за месяц до ареста Исаева из Интернета исчезли старые ролики, на которых террористы приговаривали начальника ОМВД к смерти.

А еще после задержания полицейского силовики показали шикарное домовладение с крытым бассейном и большим спортзалом и тренажерами. Слишком роскошно для начальника отдела полиции. Но обвинение в коррупции — это одно, а в терактах — это совсем другое.

Словом, вопросов много. Обо всем этом — в расследовании обозревателя «МК».

Справка «МК»: «По данным следствия, Исаев, являясь участником преступного сообщества «Имарат Кавказ» (запрещенная в РФ террористическая организация), в 2009–2010 годах, используя служебное положение, предоставлял информацию руководителям преступного сообщества о деятельности кизлярского РОВД и специальных операциях против незаконных вооруженных формирований.

Кроме того, по данным следствия, он неоднократно лично перевозил руководителей структурных подразделений преступного сообщества по территории Республики Дагестан, а также лично доставил на автомобиле одну из смертниц с закрепленным на ней самодельным взрывным устройством на автостанцию в районе Кизляра для ее выезда в Москву и совершения террористического акта.

Исаеву предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210, ч. 3 ст. 209, п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ (участие в преступном сообществе, совершенное лицом с использованием своего служебного положения; бандитизм; террористический акт)».

Полковник пишет. Из «Лефортово»

Из «Лефортово» пока еще действующий полковник Исаев (его не уволили из органов) пишет мне как члену СПЧ и журналисту письмо, в котором клянется, что не причастен к терактам и что всю жизнь сам боролся с террористами. Я приведу цитаты из письма, сопровождая их комментариями.

«На территории Кизлярского района Республики Дагестан с 2009 по 2013 год действовала диверсионно-террористическая группа «Кизлярская». Она занималась убийствами местных жителей и сотрудников правоохранительных органов, вымогательствами денег у бизнесменов путем отправления видеообращения об угрозах, подрывах торговых объектов и т.д.

С 2010 года я был в должности начальника ОМВД по Кизлярскому району. За время работы под моим руководством по моей информации и совместно с другими правоохранительными органами на территории было уничтожено 86 членов банды подполья и задержано около 750 пособников. Конечно же, были потери и среди личного состава. Но был достигнут мир в Кизлярском районе».

Пока полковник не врет и даже не преувеличивает. Были и устранения боевиков, и задержания пособников.

Действительно, в 2010 году, после того как во время теракта 31 марта погиб начальник ОВД по Кизляру Виталий Ведерников, Исаев занял его место. По сообщению одного издания, в Махачкале тогда прошел митинг, участники которого выражали недовольство назначением Гази Исаева, человека, по их мнению, близкого к экс-главе Кизлярского района Сагиду Муртазалиеву. Но главное — действительно в последние годы в Кизлярском районе спокойно.

«В 2010 году мне был вынесен смертный приговор шариатским судом — террористической организацией Северного Кавказа. В связи с этим мне и моей семье было официально выделена госзащита, которая осуществлялась до моего ареста.

С целью приведения смертного приговора в исполнение членами бандподполья в апреле 2014 года был обстрелян мой служебный кабинет с автоматического оружия и с гранатомета. Была подготовлена смертница-шахидка, чтобы взорвать себя в моем кабинете вместе со мной. Данная гражданка была нами задержана и осуждена Кизлярским судом».

В Интернете сейчас не найти ни слова, ни полслова про вынесенный шиитский смертный приговор Гази Исаеву. Но зато можно найти рассказ женщины по имени Сайганат — вдовы уничтоженного боевика-ваххабита.

Это ей было поручено взорвать кизлярский РОВД и его начальника Исаева. Готовилась прийти туда с поясом смертницы и автоматом Калашникова (чтобы отстреливаться, если придется). «Мой муж меня упаковал», — говорит она на камеру. Именно супруг, по ее словам, дал ей и пояс, и оружие, научил всем этим пользоваться, а после послал ее в РОВД. Он — шариатский судья. Сайганат задержали, а мужа потом ликвидировали.

Кадры с террористкой показали СМИ.

По центральному телеканалу в ноябре 2013 года показали кадры, на которых Сайганат (суд учел ее раскаяние, помощь следствию и дал условный срок) придет к Гази Исаеву в кабинет, и они вместе будут вспоминать тот день, который едва не закончился трагедией для всех. Сайганат расскажет Исаеву на камеру: «Быть шахидкой — это не в речку залезть, искупаться и выйти. Обратной дороги оттуда нет».

Они вместе посмотрят видео ее задержания, обыска в доме. Сайганат, судя по ее словам, знает, что находится под неустанным надзором спецслужб, но уверяет, что давно пересмотрела свои взгляды и не собирается больше взрываться.

По данным «МК», у Сайганат сегодня все хорошо. Она вышла замуж, про прошлое старается не вспоминать, от интервью отказалась (муж категорически против).

«Члены банды закладывали самодельные взрывные устройства по маршруту движения моего автомобиля. Подрывник нами был задержан. В ходе обыска у него было изъято 17 взрывных устройств, он был осужден Кизлярским районым судом.

И в настоящее время в СК города Кизляра находится собранный сотрудниками МВД по Республике Дагестан материал об угрозах в отношении меня. Имеется видео обращения банд подполья с угрозами в адрес меня и семьи».

Эти видео теперь есть и в моем распоряжении. Не буду пересказывать все, что там говорится в целом про российских силовиков и про позицию террористов. Скажу только, что угрозы кажутся совершенно реальными, особенно те, что звучат из уст амира Кизлярского сектора, судьи шариатского суда Сейфуллы.

А шариатский судья по имени Мумин на видео называет Исаева ментом, который заслуживает самого страшного наказания. Все эти видеообращения сопровождаются очень долгими цитатами из религиозной литературы на двух языках.

Тех боевиков, судя по всему, в живых не осталось.

«Были попытки похищения моего старшего сына с целью созвониться со мной, назначить встречу и привести приговор шариатского суда к исполнению. Инициатор нами в ходе спецоперации был уничтожен».

Если все это было маскировкой, то, получается, ради нее не жалели членов банды? Почти сотню террористов, в том числе лидеров, положили ради создания легенды для одного полковника?! Но такая спецоперация со стороны боевиков имела бы смысл, если бы в целом они удержали бы свои позиции. А их ведь разгромили начисто.

— К тому времени, как я пришел в полицию в 2012 году, я уже знал Исаева, — рассказывает экс-сотрудник кизлярского ОМВД Салман Салманов. — Не было никого в Дагестане, кто бы его не знал. Гремел на всю республику. О нем легенды слагали.

Благодаря ему сотрудники правоохранительных органов перестали бояться носить форму. Он всю жизнь положил на борьбу с терроризмом. Каждое утро (рассказываю как его бывший подчиненный) он начинал с совещания в отделе на тему выявления спящих ячеек, наблюдения за теми, кто освободился из колоний, и их пособниками. Именно потому лично я вышел на его защиту, когда его задержали.

Кадры с террористкой показали СМИ.

Вспомнить все

Чтобы арестовать полковника по подозрению в терроризме, должны быть веские аргументы. Вот что сказал его адвокат: «Самое противное во всей этой истории, что показания на него дает террорист. Пахрудин Ахмедов был приговорен к пожизненному сроку за теракт в марте 2010 года в Кизляре. Исаев лично его задерживал».

В нашем распоряжении имеется кассационное определение Верховного суда РФ от 27 октября 2011 года о рассмотрении жалоб осужденных (в их числе Ахмедов) на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 22 июня 2011 года. Такие судебные акты весьма интересны с точки зрения понимания того, откуда берутся террористы, как ими становятся.

Много там написано про то, как Ахмедов стал ваххабитом, как умудрялся быть на легальном положении (то есть жил дома и никто не знал, чем он на самом деле занимался), как общались между собой бандиты, как действовали банды на территории Дагестана под руководством Магомеда Вагабова, и про то, как пытались объединить все группы боевиков в единую организацию под названием «Имарат Кавказ» (участие в ней и вменяется Исаеву).

«В 2005 году жителем Республики Дагестан Магомедом Вагабовым, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, на территории Республики Дагестан были созданы устойчивые вооруженные группы (банды) для нападения на граждан и организации, посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих в целях дестабилизации обстановки и нарушения общественной безопасности в Северо-Кавказском регионе и насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации.

Вагабов осуществлял общее руководство одной из банд. Между участниками были распределены обязанности, связанные с обеспечением ее деятельности. Участники банды были вооружены автоматическим огнестрельным оружием и боеприпасами.

В конце ноября 2007 года Ахмедов… (уже прошедший обучение к этому времени так называемому «традиционному исламу» в медресе г. Кизляра и потом в Египте. — Прим. авт.) добровольно вступил в возглавляемую Вагабовым банду и стал участвовать в ее преступной деятельности.

В октябре 2009 года… Ахмедова обучили конспирации, привезли в лес, после чего представили Вагабову. Ахмедов присягнул Вагабову на верность. С этого времени Ахмедов по указанию Вагабова совместно с другим участником банды неоднократно привозил в лесной массив по месту нахождения членов банды продукты питания, средства связи и другие необходимые для них предметы быта.

В феврале 2010 года Ахмедов перешел в группу ранее знакомого Рабадана Рабаданова, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, возглавившего к тому времени одну из подчиненных Вагабову банд…

В марте 2010 года Р. получил от Вагабова задание подготовить террористический акт путем совершения взрыва возле здания отдела внутренних дел по г. Кизляру… По предварительной договоренности рано утром 31 марта 2010 года участники банды встретились для совершения теракта. Действия каждого члена банды были строго распределены».

Ахмедов сидит в колонии «Вологодский пятак». Оттуда он, как говорят адвокаты Исаева, и давал показания. По их словам, он рассказал, как весной 2005 года к нему подошел работавший в то время в администрации Кизлярского района Рабадан Рабаданов (уничтожен в ходе спецоперации), дал присягу на верность и с тех пор стал выполнять разные поручения Ахмедова. Неоднократно сообщал о готовящихся спецоперациях сотрудников полиции, которые назвали «чистками». И вот якобы он сказал, что имеется человек, который предоставляет эту информацию — высокопоставленный сотрудник кизлярского РОВД в офицерском звании по имени Гази.

Ахметов приводит три примера: летом 2009 года была сорвана спецоперация в Заводском лесном массиве. Чуть позже (но тоже летом) — в селе Ясная поляна. Весной 2010 года — в районе села Черняевка. Тогда вроде как никто из террористов не пострадал именно потому, что их предупредил Рабаданов (а его, в свою очередь, Исаев). Амир (руководитель) Кизлярского джаамата якобы имел контакты Гази, мог ему позвонить и вызвать для проведения перевозок членов бандподполья, обычно высокопоставленных руководителей «Имарата Кавказа» (террористическая организация, запрещена в России — «МК»).

Террорист вспомнил (так рассказали адвокаты Исаева) и конкретные истории. Одна произошла в мае 2009 года, когда собирался совещательный орган боевиков, и Гази привлекали к их перевозке. Вспоминает, как сам якобы пересаживал двух лидеров бандформирований по имени Пуштун и Гаджиев Пахрудин в черный «Лексус», за рулем которого был Гази. Фото руководителей боевиков были расклеены по всей республике с указанием об их розыске, к тому же они были вооружены. Но Гази это якобы ничуть не смутило.

Через пару дней, как уверяет «смертник», Гази перевозил уже двух других боевиков. При этом помогал грузить в багажник рюкзаки, в которых были гранаты, патроны, сухпаек и складная лежанка.

Секретный Степан Степанович Степанов

Напрашивается вопрос: почему пожизненно осужденный решил все это рассказать именно сейчас. Может, совесть замучила? Но, как говорят знающие люди, более вероятны два варианта. Первый — за решеткой ему стало столь тяжко, что решил смягчить свою участь в обмен на сотрудничество. К слову, человек он семейный, а ради дополнительного свидания с близкими чего не сделаешь. Второй — молчал он столько лет, потому что надеялся, что кто-то его вытащит, а этого не произошло.

В любом случае пожизненно осужденному терять нечего.

Доверять этим показаниям или нет — как говорится, дело вкуса. Больше смущает отсутствие логики. Как утверждает сейчас Ахметов, Гази его отлично знал и ему лично помогал в его делах бандитских. Так зачем он тогда его арестовал?

— Ахмедова задержали по информации Исаева, — рассказывает коллега полковника. — Оказалось, что он со взрывчаткой. Потянулся к шприцу, чтобы детонатор заполнить и взорваться. Но ему не дали. Доставили в кизлярский РОВД, где разминировали.

Письмо полковника.

Снова цитируем письмо Исаева.

«Ахмедов лично мне при беседе признался о совершенном им 31 марта 2010 года в городе Кизляре теракте. Была создана большая следственная группа, куда вошли следователи СК ЮФО, сотрудники МВД и ФСБ России. С Ахмедовым работали все спецслужбы страны. Он прошел через такое сито, через такой пресс, что не могло остаться невыясненных вопросов. Однако спустя 10 лет Ахмедов… вспомнил, что тот самый полковник, который его задерживал, — главный террорист страны. Супер!»

Тут сложно не согласиться с Исаевым. Но у следствия есть козырной туз — еще один свидетель. Секретный. Проходит как Степанов Степан Степанович (допрос его проходил в здании СК в Техническом переулке). Он тоже показал, что лично видел, как Исаев перевозил лидера «Имарата Кавказа» Вагабова.

Вообще обычно свидетели просто дают показания, но не делают выводов. А этот — анализирует. И впрямь необычный гражданин.

Странно, что у свидетелей фигурирует фамилия Исаев: во-первых, никакого Гази Исаева в описываемый период в марте 2010 года еще не было. А был Гази Исамагомедов, чуть позже, в конце августа 2010 года, сменивший фамилию.

— Отец принял решение поменять фамилию мне и себе после того, как боевики нашли, где я учусь, и прислали угрозы, — рассказывает сын полковника. — Я к тому времени три месяца проучился в институте в Ессентуках. Отец приехал, забрал меня. Он сказал, что меня хотят похитить. И я потом уже учился на заочном отделении в другом городе под новой фамилией.

И это тоже представляется странным, обычно боевики не предупреждали тех, кого собираются взорвать или убить.

Получается, что Степанов имел отношение к Вагабову и его банде. Но если он бандит и выжил, то почему не сидит в колонии для пожизненно осужденных? Очную ставку между Степаном Степановичем и Исаевым не проводили, что и понятно — ведь он же секретный свидетель.

Неудивительно, что помимо вопроса, правду ли говорит секретный свидетель, возникает еще один — существует ли он в принципе?

Все боевики, которые были связаны с Ахмедовым и Степановым и которые могли бы подтвердить или опровергнуть их слова, — мертвы. Сотрудников ГИБДД, которые стояли на постах, в то время как там проезжал Исаев с ваххабитами, и которые могли бы подтвердить, что пропускали его машину без досмотра и что он просил организовать «зеленый коридор», найти сейчас уже будет не просто. Да и вспомнят ли они события 10–12-летней давности?

В постановлении о привлечении Исаева в качестве обвиняемого сказано, что он на машине перевез одну из смертниц с закрепленным на ней СВУ на автостанцию в районе Кизляра для ее выезда на автобусе в Москву.

Исаев уверяет: он не был даже знаком ни с одной из двух женщин, взорвавшихся в метро. Может, случайно подвез, не зная, что перед ним шахидка?

— Это исключено, — считает его сын. — Он никогда не подвозил незнакомцев и нам запрещал. Меня он учил ни в коем случае не переводить никому деньги. Говорил примерно так: вот подойдет к тебе человек, протянет тысячу наличными, а тебя попросит перевести эти деньги ему на карту, потому что нужен безнал. И все — даже через несколько лет тебе могу вменить финансирование терроризма, потому что этот счет окажется счетом кого-то из ваххабитов и их пособников.

Конечно, сомнительно, что начальник РОВД стал бы подвозить незнакомого человека — хоть женщину, хоть мужчину — на своем автомобиле, тем более, когда он знает, что на него охотятся боевики и над ним висит шиитский смертный приговор, а женщины-смертницы самое распространенное орудие террористов.

Вообще еще в 2010 году спецслужбы провели серьезное расследование и установили поминутно весь маршрут передвижения двух смертниц и тех, кто их сопровождал. Каждая ехала в автобусе от Кизляра до Москвы вместе с боевиком, и уже в столице «кураторы» сопроводили их до метро. Странно, что еще тогда не было установлено, что одну из них привез на автовокзал Исаев.

Впрочем, и этому есть объяснение. В поле зрения спецслужб Гази Исаев мог попасть сразу после теракта в московском метро и все это время по нему отрабатывался материал, считает главный редактор информагентства «Дербент» Милрад Фатуллаев.

«Скорее всего, его дело вели следователи ФСБ, хотя формально расследованием теракта занимается Следственный комитет. Возможно, поэтому Исаев, возглавивший райотдел полиции в 2010 году, оставался столь долгое время на своей должности без ротации, — предположил он. — Дела по преступлениям о терроризме достаточно сложные, а тем более те, которые проходят в северной, Кизлярской зоне Дагестана. Там пересекаются интересы нескольких групп влияния.

Это и выходцы из высокогорного района, которые в свое время переселились на территории Кизляра, Кизилюрта и частично Хасавюрта. В этой зоне была достаточно высокая активность боевиков, связанных с запрещенной в России террористической организацией «Имарат Кавказ». Были и боевики, которые имели тесные связи с некоторыми республиканскими и муниципальными чиновниками. То есть тут достаточно сложный клубок. И нужно было долго вести расследование, чтобы выявлять все их связи, контакты, собирать оперативный материал не только в отношении ныне подследственного Гази Исаева, но и выходить на других лиц».

Дагестан — дело тонкое

Сам Исаев считает, что причина всего происходящего может быть в конфликте полковника и теперь уже бывшего главы администрации Кизлярского района (22 декабря 2020 года, когда офицер уже был в «Лефортово», пост занял другой человек) Александра Погорелова.

— Папа сказал, что скоро его могут взять, — рассказывает Исаев-младший. — Но там все было непросто. У Погорелова, по нашим данным, серьезные связи с силовыми структурами. Мы думаем, что преследование отца и конфликт — звенья одной цепи.

Может ли конфликт между главой района Погореловым и руководителем РОВД Исаевым быть причиной возникновения уголовного дела? Об этом остается только гадать. Но обычно для принятия такого решения нужна совокупность факторов.

Есть версия, что Исаев нужен следствию и по совсем другому делу. От него хотят получить какие-то сведения на Сагида Муртазалиева — известного борца вольного стиля, бывшего главу отделения Пенсионного фонда России по Республике Дагестан. За покушение, в том числе на него, бывший мэр Махачкалы Амиров получил пожизненный срок.

Муртазалиева обвинили в убийствах и финансировании терроризма. Угадайте, по чьим показаниям? Опять-таки пожизненно осужденного Ахметова. Сейчас Муртазалиев скрывается за границей (объявлен в международный розыск). Что до финансирования терроризма — в республике была практика, когда бизнесмены и чиновники платили боевикам дань в обмен на жизнь свою и своей семьи. Террористы присылали письма, где называли сумму и в красках описывали, что случится, если деньги они не получат.

Кстати, а что там с домом Исаева? Хоромы, которые явно не по карману начальнику райотдела внутренних дел. Я задала этот вопрос сыну арестанта.

— Этот дом был оформлен на меня. Я купил земельный участок и начал стройку в 2012 году, а завершили мы ее в 2019 году. Отец продал свой дом и вложился в строительство. Но основные деньги мои и брата. У меня помимо  работы руководителем службы доставки одного из ведомств есть свой ЧОП, а брат  работал в прокуратуре (из-за событий с отцом его уволили). В итоге мы на участке построили два дома — один 140 кв метров для брата (он там с семьей жил), а второй — 300 кв метров,   с бассейном, спортзалом и парилкой — для нас с отцом. Думали, что там же будет и  младший брат жить. После всего случившегося я продал дом. Нужны деньги на адвокатов, поездки в Москву по разным инстанциям (Генпрокуратура, СК и тд).

Вообще Кавказ — дело даже куда более тонкое, чем Восток. В кровавые годы все могло перемешаться — террористы, полицейские, мирные жители. Так что поверить можно в любое обвинение.

Но дело против Исаева слишком уж противоречит здравому смыслу. Нельзя, как мне кажется, уничтожать боевиков и одновременно быть у них на услужении. Нельзя быть приговоренным шариатским судом и одновременно быть причастным к страшным терактам в московском метро.

Сам Исаев в письме пишет о том, что «следствие по отношению ко мне ведет дело предвзято и односторонне», он считает дело сфабрикованным и просит взять его на контроль, ходатайствует о создании специальной комиссии для объективной дачи юридической оценки по возбужденному в отношении его делу.

Коллеги-полицейские, которые вышли на улицу поддержать Исаева, говорят, что он принес мир в непростой Кизлярский район. Значит, кому-то может быть выгодно, чтобы там снова стало неспокойно.

Истoчник: Mk.ru