Арест белорусских оппозиционеров показал политическую драму России

0

Судя по возрасту, арестованные гражданин США и Белоруссии Юрий Зенкович и гражданин Белоруссии Александр Федута читали в свое время книги Стругацких. Это было почти обязательное чтение для прогрессивных, за все хорошее, против всего плохого, людей. Знали, что трудно быть Богом, но все равно решили причинять добро. Этот арест и опубликованное ФСБ видео с подготовкой заговора – прекрасная иллюстрация той политической драмы, которую мы имеем за окном.

Фото: Кадр из видео

«Мы имеем» – потому что даже формально у нас союзное государство, а фактически – ну попробуйте найти ключевые отличия в политических системах России и Белоруссии, коренные различия в менталитете народа.

Так вот, на видео – все по классике. Первый делом, рассказывают заговорщики «белорусским военным», нужно ликвидировать «диктатора». Сам Лукашенко утверждает, что готовилось покушение не только на него, но и на всю его семью.

Дальше – блокирование преданных режиму силовиков, «интернирование» в течение часа приближенных Батьки, захват ключевых объектов (прямо по Ленину), перекрытие Минска, чтобы не подтянулись войска. Люстрации чиновников. И даже экспроприация у экспроприаторов (явно не в пользу бедных, намекает Зенкович): «Я практически уверен, что у нашего Саши (речь о Лукашенко) где-то лежит кошелек с запасом, его надо взять тихонечко, при случае». Этакая, на словах, революционная рутина. На деле – кровавая каша. Но об этом вслух говорить не принято.

И тут, как бы между делом, Зенкович произносит: «Наша задача – трансформировать общество и государство. Потому что если сейчас провести выборы, то у нас вместо Лукашенко выберут Лукашенко. И будет то же самое еще на 25 лет». (Поставьте вместо Лукашенко другую фамилию – аналогичная история.)

С чего бы вдруг выберут того же самого? Ведь «как душно в этой стране», «кровавый режим», «диктатура», кругом одни «цепные псы» и «свободы палачи»? У простых людей эпитеты к бытию другие, и тоже нелестные.

Вот здесь и кроется политическая драма. Просто на деле у нас всего две партии: партия чиновников и запретов и партия условных иностранных агентов, святой заграницы. Дурной выбор: либо ничего нельзя, либо отдавай страну. Но когда его приходится делать, добрый (бело)русский человек выбирает очень простую вещь: своей земли не отдадим ни пяди. Отходит за стены Минского тракторного или Уральского вагоностроительного завода и терпит еще 25 лет.

«Революционеры» терпеть не могут. Им надо спасти народ, не понимающий, видимо, в силу рабского сознания, что у него – рабское сознание. Они хотят причинить добро – «трансформировать общество и государство». Но главное – оказаться во власти, стать спасителями. Уж мы-то знаем, что нужно народу. А точно – знаете?

У Стругацких в «Трудно быть Богом» наш земной прогрессор дон Румата разговаривает с местным философом Будахом, живущим в отвратительном, грязном и кровавом мире. Румата в диалоге играет роль Бога, и Будах в конце концов говорит: «Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или, еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой». «Сердце мое полно жалости. Я не могу», – отвечает знающий, что нужно народу, Румата. Но в конце повести начинает убивать.

Истoчник: Mk.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.