Нобелевская проблема: почему российские власти беспокоит награждение Дмитрия Муратова

«На этой неделе общался с журналистами, прозвучало несколько интересных вопросов. Среди них — об отношении к Нобелевской премии мира. Считаю правильным высказать свою позицию более подробно…»

Нобелевская речь Абия Ахмеда Али. Осло, 2019 год. По мнению Вячеслава Володина, решение наградить премьер-министра Эфиопии Премией мира было ошибкой. Фото: ru.wikipedia.org

Текст, опубликованный Вячеславом Володиным в его телеграм-канале, — достойный пример открытости и отзывчивости народного избранника. Не стал спикер таить свои мысли на волнующую общество тему. Не стал даже дожидаться, пока они оформятся во что-то более целостное и непротиворечивое.

И то верно — дорого яичко ко Христову дню. Правда, сам «Христов день» — награждение Нобелевской премией мира главреда «Новой газеты» Дмитрия Муратова, послужившее поводом и для адресованных спикеру вопросов, а соответственно, и для отвечающего на эти вопросы текста, — в володинских телеграм-откровениях ни разу не упомянут.

Поначалу, кстати, подумалось, что Вячеслав Викторович решил несколько подкорректировать, дополнить свое первое публичное поздравление лауреата, получившееся, мягко говоря, суховатым.

Сказано было буквально следующее: «Муратова знаю давно, я за него рад. Что касается самой Нобелевской премии мира, то она вызывает много вопросов к выбору лауреатов…»

Но нет, Володин принялся развивать не тему радости, а сомнения в качестве самой награды: «Премию мира получил Михаил Горбачев. Его правление привело к разобщению народов, крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века — распаду СССР… За что вручили премию экс-президенту США Бараку Обаме?.. В 2019 году лауреатом стал премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али. После — он же развязал гражданскую войну у себя в стране… Совершенно очевидно, такими решениями Нобелевская премия мира дискредитирована».

По мнению Володина, институт премии нуждается в срочном радикальном реформировании: «Доверие к ней, возможно, сможет вернуть введение процедуры отзыва премии в случае выявленных фактов преступлений, нарушений против прав и свобод человека».

Рассуждая с житейской точки зрения, Володин выбрал, пожалуй, не лучший момент для того, чтобы высказать наболевшее. Можно было, наверное, повременить с критикой премии. А то невольно складывается впечатление — более чем отчетливое, — что спикер на самом деле не слишком рад за давно знакомого ему Муратова.

Но у политиков свои резоны. Государственные заботы для Вячеслава Викторовича, судя по всему, намного важнее любых давних личных знакомств. И забота №1 — внутриполитическая стабильность, то есть в переводе с телевизионно-пропагандистского — сохранение в неизменном виде нынешней системы власти.

Можно ли обеспечить ее в условиях, когда Дмитрий Муратов будет, как выразился один наш известный политик, «прикрываться Нобелевской премией, как щитом»? А тем паче, если, не приведи Господи, переместится под прикрытием «нобелевки» на политическую сцену? Уже вон пошли разговоры, что из Муратова получился бы неплохой кандидат в президенты от объединенной оппозиции. Проблема…

Нет, риск, конечно, невелик. Но береженого, как говорится, и бог бережет. Лучше на всякий случай подстраховаться, лучше от греха окоротить нобелевского лауреата и «пригасить» значение самой премии, дабы ни у кого не возникло вредных иллюзий на этот счет.

Ну а забота №2 — это, естественно, мировая гармония. Можно вполне согласиться с Вячеславом Володиным: не все лауреаты Нобелевской премии мира одинаково полезны для человечества, не все получили награду заслуженно. А еще больше тех, кто не оправдал связанных с ними надежд. Однако мир, увы, вообще несправедлив.

Ошибки Нобелевского комитета — лишь частный случай этого глобального безобразия. Куда ни кинь — везде одно и то же: несправедливое распределение материальных благ, премий, званий, государственных должностей…

И с этим, конечно, надо как-то бороться. Но путь, выбранный Володиным, никак нельзя назвать оптимальным. До бога высоко, до Осло — далеко. Не дотянешься. Высказанное спикером возмущение несовершенствами «нобелевки», равно как и предложения по усовершенствованию, — что мертвому припарка. Если и дойдет до ушей членов Нобелевского комитета, то лишь укрепит тех в своей правоте.

Но существует и другой способ — куда более доступный и эффективный. Как говорил предыдущий лауреат Нобелевской премии мира из наших палестин, Михаил Горбачев, — и с этим его заветом Володин, пожалуй, не будет спорить, — «перестройка начинается с себя».

Кресло депутата Госдумы тоже ведь можно рассматривать как премию. В том числе и в сугубо финансовом смысле. Скажем, в прошлом году среднемесячная депутатская зарплата составила 467 тысяч рублей. Если учесть, что редкий депутат у нас ограничивает свою деятельность на благо народа одним созывом, то в сумме вполне наберется на «нобелевку». А то и не на одну.

Что если ввести процедуру отзыва депутатских мандатов в случае выявления фактов нарушения парламентариями прав и свобод граждан? Проголосовал, к примеру, депутат вопреки своим предвыборным обещаниям за повышение пенсионного возраста, поддержал законы, загоняющие в подполье «несистемную» оппозицию, навешивающие на неподконтрольных общественных активистов и журналистов ярлык «иноагента», отклонил предложение провести парламентское расследования пыток в тюремной системе — вон из нижней палаты!

Всех мировых проблем это, конечно, не решит. Но в России их явно станет меньше.

Истoчник: Mk.ru

Комментарии закрыты.