Зампред СПЧ о поручении Путина: «Нельзя – для детей не аргумент»

Год назад после встречи с членами СПЧ президент дал чиновникам поручение создать «родительские университеты». Оно, скажу откровенно, так и не выполнено. Другое поручение, данное весной этого года, звучало так: определить, какой федеральный орган исполнительной власти будет заниматься вопросами защиты семьи и детей. Чиновники исполняют его по-своему: создают отдельное «министерство семьи» (петиция против этой инициативы сейчас активно набирает подписи).  

Как не извратить идею «помощи государства семьи» до «вмешательства государства в дела семьи» – об этом наша беседа с зампредседателя Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, директором авторского центра «Мир семьи» Ириной Киркора.

Великий педагог Януш Корчак (в годы войны он вошел в газовую камеру вместе со своими маленькими воспитанниками, хотя мог спастись), оставил нам, современным родителям, заветы. Один из них звучит, как манифест любви: «Люби своего ребенка любым – неталантливым, некрасивым, неудачливым, люби глупым, неуправляемым маленьким, люби нескладным, эгоистичным, сердитым подростком, люби не оправдавшим надежды и ожидания, скрытным, странным, несчастным взрослым…».

С момента гибели Януша прошло почти 80 лет, а взрослые так не выучили все его уроки. Напротив, еще сильнее отдалились от своих детей. 

— Ирина, почему вообще сейчас вопрос воспитания детей решается на государственном уровне? Вспоминаются слова Януша Корчака (я его сегодня еще не раз буду цитировать): «Усилия взрослых направлены, в сущности, на то, чтобы сделать ребёнка удобным для себя».

— Воспитание детей является одной из главных задач семьи, и это никто и никогда не отменит. Каждый родитель хочет дать лучшее своему ребенку. Вопрос — как это делать в современном мире? Детские сады и школы занимается теперь исключительно образовательными функциями. Мы пришли к пониманию, что основной профессии – быть родителем – нас нигде не учат.

— А надо ли? Ведь человечество прошло долгий путь, и тысячелетиями секреты воспитания передавались из поколения в поколение. Что теперь-то «сломалось»?

— Появились новые модели поведения и новые вызовы. Вот простой пример. Раньше родители говорили ребенку: «Нельзя», и он понимал. Для современных детей «нельзя» — это вообще не аргумент. Они хотят, чтобы с ними говорили на другом уровне, а мама и папа просто не знают, как это делать. Я сама попадала в такие ситуации со своей дочерью Татьяной, когда мои познания о вредности продукта или опасности ситуации ограничивались общим пониманием, а она ждала от меня чуть ли не статистику по теме.

Уровень информационного шума сегодня – максимальный, а человеческий мозг еще не научился в полной мере вычленять правильное и полезное. Это вредит и детям, и родителям, а главное — их отношениям. Мы уже имеем плачевные результаты. Неумение наших детей решать конфликты, неумение взаимодействовать с другими (коллектив перестал быть ценностью, потому что индивидуальность ребёнка поставлена во главе социума). Ну и как следствие те страшные трагедии в школах, когда ученик, подражая террористу Колумбайна, берет оружие, чтобы все уничтожать…

Так что сейчас очень нужно помочь родителям, оказать поддержку и сделать это, может, и должно государство.

— И как это будет выглядеть?

— Для меня «родительские университеты» — это не просто образовательная программа как таковая. Это не про то, чтобы родители прослушали какие-то курсы и получили сертификаты. Нет. Это про бережное, последовательное подталкивание людей к осознанному родительству. К пониманию, что быть родителем – это величайшее счастье, что нет нерешаемых проблем, что они не останутся без помощи в кризисной ситуации.

В подростковый период взросления Татьяны я остро чувствовала, что мне нужен совет специалиста: как легче понять происходящее в душе дочери и как контролировать свои реакции на ее резкое поведение? А сейчас ко мне постоянно обращаются друзья и знакомые с просьбой помочь в подборе специалиста в проблемных ситуациях коммуникации со своими детьми. 

— Снова вспоминаются слова Корчака про ребенка: «Общаясь с ним – радуйся, радуйся всегда с полным правом, потому что ребенок – это твой праздник, который пока с тобой». Но вот как можно это донести до родителей, которые бьют и унижают своих детей? Тем более, что это происходит в семьях, где зачастую не решены самые основные проблемы – нет постоянного жилья, достаточного количества еды, не хватает одежды, а сами мама или папа ведут аморальный образ жизни.

— Это заблуждение, что бьют детей в неблагополучных семьях. Недавно облетело интернет видео, где папа поднимал до высоты своего роста и потом бросал об пол двоих маленьких детей. А мама, которая держала на руках третьего, это снимала. И было видно, что дом большой, забор – красивый, что всего в достатке. Домашнее насилие, число случаев которого выросло в пандемию по разным данным в 2-5 раз, происходит зачастую в состоятельных семьях.

— Раз уж мы затронули тему домашнего насилия — чаще всего о нем говорят в связи с женщинами и детьми, но, кроме них, с жестоким обращением со стороны детей и внуков нередко сталкиваются пожилые люди. 

— Да, и в период пандемии это особенно проявилось. Пожилые родители стали обузой для взрослых детей. Последние пытаются в буквальном смысле сжить стариков со свету. Они бьют их, отбирают пенсию, выгоняют на улицу. При этом какой пример они показывают своим детям?

Вообще лучшее, что могут дать родители детям — это собственное счастье. Но мама и папа зачастую воют друг с другом, проявляют насилие по отношению друг к другу. Им не до счастья. Насилие возникает там, где есть непонимание.  И  «родительские университеты» могли бы остановить его во всех  проявлениях. 

— И как именно? К каждой проблемой семье приставят психолога?

— Не каждому, возможно, и нужен психолог. Кому-то достаточно получить тактичную выверенную информацию. Но кому-то нужна именно помощь специалиста, и он имеет право получить ее бесплатно и в любое время.

— Хорошо бы организовать цикл передач по телевидению, где бы они разбирали разные ситуации.

— Хорошая идея. Думаю, мы так и сделаем, я даже сама готова вести такие передачи.

— Не воплотится ли в рамках «Родительских университетов» идея психолога Филиппа Литвиненко обязать российских женщин сдавать экзамен по отношениям перед вступлением в брак? На мой взгляд, инициатива и вредная, и невыполнимая.

— Столько комментариев появляются по этой теме, включая комментарии известных блогеров с большим охватом аудитории. Дизайнер Айза Долматова дословно озвучила: «Психологи — это не то, чтобы шарлатаны, а это тоже самое, что сходить к гадалке. Может, легче и станет, но кардинально ситуацию не изменит».

На самом деле недоверие психологам – это серьёзная проблема. Чтобы исключить ситуации и высказывания, дискредитирующие деятельность профессионалов (в том числе возможность выбросов чёрного пиара, как мы видим в случае с Литвиненко), необходимо создание профессионального сообщества психологов, деятельность которых регламентируется на законодательном уровне.

А про Литвиненко еще могу сказать, что его задачей, скорее всего, вовсе не стало укрепление института семьи, поддержка конкретного человека, создание образовательных ценностей на уровне государства. Речь, думаю, лишь о частном меркантильном интересе в популяризации темы и книги, которую он продаёт. «Альфа Женщина» — уже одно название ярко говорит само за себя. Идея абсолютно далёкая от объединения и семейных ценностей, в частности.

Сейчас как никогда важно создать прецедент культуры обращения населения и каждого индивида, в частности, к психологу. И здесь также одним из самых простых, понятных и вдохновляющих инструментов могут стать «родительские университеты».

— Ирина, помню, как замечательный Александр Асмолов (академик, профессор-исследователь психологии) год назад рассказывал главе государства про необходимость «родительских университетов». И помню, как все порадовались поручению президента на этот счет. Но что мы в итоге имеем?

— Пока немного. Минпросвещения по направлению «Родительские университеты» не представило предложений и не рассмотрело предложения СПЧ. Не было инициировано создание рабочей группы. Возможно, чиновники недооценивают ситуацию. Меж тем проблема такая, что требует государственного реагирования. Речь, повторюсь, ни в коем случае ни про то, чтобы что-то навязывать родителям, вмешиваться в дела семьи, а про то, чтобы помочь тем, кто нуждается в этом.

— А что касается «министерства семьи» — многие эксперты боятся, что это ведомство станет похожим на ювенальную юстицию, что оно вобьет гвоздь в крышку гроба нашей демографии. 

— Сегодня семья — это одно из главных направлений в социальной политике, и это правильно. Вот давайте обратим внимание на то, что в рамках законодательный власти есть специальный комитет, курирующий данный вопрос. И это тоже правильно. Ведь вопрос крайне важен для каждого гражданина нашей страны. И я полагаю, важно, чтобы существовало «министерство семьи» как корреспондирующее ведомство в рамках исполнительной власти. По крайней мере, это важно на данном историческом отрезке в развитии нашего государства.

И раз уж мы говорим об уроках Януша Корчака, вспомним другие его слова: «Одна из грубейших ошибок — считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке. Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил…».

Истoчник: Mk.ru

Комментарии закрыты.