Конфликт семьи Баталовых с Цивиным и Дрожжина вполне можно урегулировать мирным путем. По крайней мере, так считает юрист Анатолий Кучерена, который консультирует подозреваемых в мошенничестве. Он готов гарантировать своим честным именем, что супруги вернут имущество. Но возможнол ли примирение теперь, после возбуждения уголовного дела, после задержания Михаила Цивина и Наталии Дрожжиной (ночь они провели в ИВС) – об этом мы поговорили с Кучереной.

Гитана Леонтенко и Наталья Дрожжина на прощании с Алексеем Баталовым

Фото: АГН «Москва»

— Анатолий, когда я была дома у Баталовых и видела рыдающих вдову и дочь, слышала их печальный рассказ, для меня не стоял вопрос, на чьей стороне быть. Конечно, на стороне обиженных. А вы почему решили защищать обидчиков?

-Я никого не защищаю. Держу нейтралитет в этой истории. Примерно две недели назад ко мне обратились Цивин и Дрожжина с просьбой проконсультировать их – как они могут расторгнуть договора пожизненной ренты (их три), по которым 3 сентября 2019 года дочь великого актера Мария Баталова передала в собственность Наталии Дрожжиной имущество на условии ее пожизненного содержания.

Мы с ними встретились, поговорили. Я заявил о своей позиции – надо все вернуть. Они на это ответили, что так и хотят сделать. И вот в этом (в возврате имущества) я и помогаю.

— А почему договоры ренты так и не расторгнуты?

— В пятницу мы должны были подписать соглашение о расторжении. Мы все подготовили для оформления, планировали сделать это в студии у Никиты Михалкова. Но подлинники всех документов у следователя, а имущество арестовано. Чтобы вернуть недвижимость, нужно снять арест. В принципе это может сделать следователь — как сам, так и по ходатайству вдовы Баталова. Но они пока ничего не хотят слушать.

— Что именно Цивин и Дрожжина намерены вернуть?

— Все недвижимое имущество, которое было оформлено на Дрожжину. А это 1/3 доли в квартире по улице .Серафимовича, нежилое помещение там же и квартира по 1-му Самотечному переулку.

Здесь гарантирую свои именем, что они вернут. Никто не будет пытаться имущество перепродать или спрятать.

— Задержание супругов было довольно жестким…

— Я не понимаю, зачем вообще это понадобилось. Что за спешка, вызывать их в воскресенье? Какая была необходимость, после предъявление обвинения отправлять их в ИВС? Они оба преклонного возраста, у каждого по букету болезней, и вполне можно было позволить им самим прийти на другой день в суд из дома. Зачем нужно было надевать на них наручники?

— Вы про то, что конфликт нужно решать, а не обострять?

— Именно. И первый шаг – возврат имущества, расторжение договоров ренты. В этом мы с вами могли бы помочь обеим сторонам. А если дальше какие-то претензии будут у следствия – другой вопрос.

Цивина и Дрожжина признали ошибку, хотят исправить. Ведь обе семьи общались много лет. А раз так, то можно было бы всю историю вывести из уголовной плоскости. И самый правильный выход из этой ситуации — провести ряд примирительных процедур, привлечь к этому авторитетных людей. Не все должно быть в поле решения правоохранительных органов. Важно оставаться в любой ситуации нормальными людьми.

Истoчник: Mk.ru