Российская участница Открытого чемпионата Австралии Валерия Савиных рассказала нам об условиях карантина на Australian Open

Условия карантина в Мельбурне перед Australian Open — самая горячая теннисная тема последних дней. У Юлии Путинцевой в номере бегают мыши, девушка Бернарда Томича не может сама помыть голову, местные жители обещают обрушить кару небесную на зарвавшихся теннисистов, а Tennis Australia и ее глава Крейг Тили мечутся между двух огней. «МК-Спорт» спросил у российской теннисистки Валерии Савиных, действительно ли так ли ужасен сейчас Мельбурн.

Валерия Сафиных. Фото: WTA

— Валерия, как вам сейчас живется в австралийском «пузыре»? Действительно все так ужасно, как говорят некоторые теннисисты?

— Я, конечно, не очень представляю, что испытывают и как проводят время люди с трех зараженных рейсов, которые вынуждены сидеть в номере безвылазно. Но мы, кто имеет возможность выходить на тренировки, чувствуют себя вполне сносно. За нами приезжают, нас привозят на корты и увозят обратно. Да, мы тренируемся с определенным спарринг-партнером и время лимитировано, но его достаточно. Конечно, всегда можно найти мелкие недочеты, но у меня, например, половина тренажерного зала в номере. Есть велосипед, мяч, гантели. Мне привозят воду. Tennis Australia старается невероятно! Они пытаются обеспечить нас хорошим питанием, мы можем заказать еду из супермаркета или доставку готовой еды. Нам натягивают ракетки и стирают за нас вещи. Я слышала, конечно, что некоторые не могут сами помыть голову (та самая блогер Ванесса Сьерра, девушка австралийского теннисиста Томича — прим.ред.), но думаю, это уже крайности.

— Оборудование для тренировок вам предоставили? Потому что некоторые жаловались, что не могут несколько дней уже дождаться велотренажеров.

— Набивной мяч и резинки я привезла с собой. Остальное без проблем предоставили организаторы. Я, кстати, взяла с собой из дома даже электрокастрюлю! И еду с собой привезла, потому что я на специальной диете.

— Ничего себе, какая вы запасливая! В ваших сторис в Инстаграме видно, что на выходе из отеля вы окружены людьми в защитной экипировке, и даже стоят сигнальные маячки, которые, по идее, должны сработать, если происходит несанкционированное пересечение ограничительной линии.

— Да, все это есть, и эти лампочки, кажется, вертятся. Но мне кажется, фонари там стоят больше для антуража. Возможно, с этим австралийцы и перестарались, но их можно понять, они защищают свою страну от вируса. У них, насколько я поняла, практически нет случаев заражения.

— Есть ощущение, что вы в жанре постапокалипсиса?

— Да, да, есть такое. Словно в фильме про зомби, а мы и есть те самые зомби, от которых местные жители пытаются защититься (смеется). Но не хочу, чтобы меня неправильно поняли, я не считаю, что они делают что-то ужасное, у них есть на это право.

— Вы в том же отеле, в котором у Путинцевой бегают мышки?

— Кажется, да, но у меня нет мышек. К счастью или к сожалению, не знаю. Я люблю животных, у меня дома раньше мышки жили.

— Бельгийка Кирстен Флипкенс написала, что ради солидарности на строгий карантин надо посадить всех игроков, потому что сейчас у всех неравные условия.

— Условия действительно неравные, но я бы не назвала это несправедливостью. Сейчас объясню, почему. Насколько я поняла, о таком варианте развития событий предупреждали: если будет зараженный, посадят на карантин. Я, если честно, изначально рассчитывала только на квалификацию и не вчитывалась в мелкий шрифт в тех мейлах, которые нам присылали про основную сетку, в том числе и про те 14 дней на жестком карантине. Конечно, это очень тяжело и я всем сочувствую, что они не имеют возможности открыть окно и вдохнуть свежего воздуха. Я сама знаю, сколько сил потрачено на предсезонную подготовку, и сейчас не иметь возможности тренироваться — обидно. Но, например, Светлана Кузнецова в Инстаграме писала, что даже если бы она знала заранее, что ей придется сидеть на строгом карантине 14 дней, она все равно бы полетела. Потому что это Большой шлем, их всего четыре в году — таких турнира. Просто придется всем приложить максимум усилий.

— Были скандалы во время «Ролан Гаррос», когда тренер Дамира Джумхура сдал положительный тест, хотя это были остаточные явления давно перенесенного коронавируса, но теннисист был дисквалифицирован из-за контакта, а тренер лишен права сдать повторный. Сейчас, несмотря на то, что австралийцы так рьяно защищают свой мир без вируса, Теннис Сандгрен был допущен к турниру с положительным результатом, потому что выяснилось, он переболел еще в ноябре и это отголоски заболевания.

— Я считаю, что в этом плане они тоже молодцы, потому что со всей серьезностью разобрались в ситуации, поняли, что игрок уже никого не может заразить и позволили ему лететь, а не просто отказали без объяснения причин.

— Женская квалификация Australian Open в этом году проходила в Эмиратах, и это, наверное, было жутко непривычно?

— Атмосфера, конечно, отличалась, потому что в Мельбурне атмосфера невероятная! Но в Дубае очень старались. Мы жили в отелях на кортах. Организаторы старались максимально улучшить наше времяпровождение там, очень хорошо кормили. Выделяли тренировочное время столько, сколько мы просили. Было так же жарко, как и в Мельбурне в это время года. И очень ветрено в первые дни. Единственно, что я поняла, ультрафиолетовый индекс в Мельбурне повыше, потому что солнце прям палило сегодня!

— Предсезонка была скомканной и нервной из-за постоянно меняющегося расписания?

— Она была для меня долгой и упорной. Я начала подготовку 5 ноября, получилось, что тренировалась 9 недель до того, как улетела в Дубай. Работала много, 6-7 часов в день и практически без выходных, вся команда была со мной и в Рождество, и в Новый год. Наша академия в Барселоне была закрыта, но профессионалам давали тренироваться в утренние часы. Потом после перерыва тренажерный зал, тренер ОФП оставался со мной. Или мы могли побегать на пляже, в горах. Мой процесс практически не пострадал, потому что под меня очень сильно подстроились.

— Как для вас прошел период пандемии, когда все теннисные турниры были отменены и спортсмены лишились возможности зарабатывать?

— Было очень тяжело, особенно от неизвестности. Когда возобновятся турниры? Возобновятся ли вообще? Долго не могли решить, будут ли сгорать очки. Мне повезло, я арендовала у соседей корт и тренировалась на нем все лето, играла с соседским мальчиком. Дома обустроила себе тренажерный зал. Пропустила не больше двух недель, пока в апреле еще лежал снег, а потом в любую погоду, и в снег, и в дождь, мы играли каждый день.

— Какие у вас цели на Открытый чемпионат Австралии?

— Я слушаю во всем тренера. Так что моя цель — делать то, что говорит мне тренер.

 

Истoчник: Mk.ru