Хабиб Нурмагомедов дал откровенное интервью арабским журналистам и рассказал о своей новой жизни и планах на будущее

Чемпион UFC в легком весе Хабиб Нурмагомедов дал интервью арабскому Esquire, где рассказал о том, что ему помогло справиться со смертью отца, а также заявил, что чувствует себя прекрасно без спорта. «МК-Спорт» перевел интервью дагестанского бойца.

Хабиб Нурмагомедов, фото: соцсети

Хабиб Нурмагомедов является одним из самых популярных в мусульманском мире спортсменов. Карьера Хабиба, воина-мусульманина из южного региона России – Дагестана, захватила воображение и вдохновила миллионы людей по всему миру. Но бойцу это не нравится.

«Это влияние давит на меня. Меня ставят в пример, и это меня очень беспокоит. Я бы хотел, чтобы люди видели во мне пример спортсмена, который чего-то добился. Я не хочу, чтобы меня ставили в пример как мусульманина. Меня это очень раздражает. В нашей вере уже есть с кого брать пример. Это человек, который ходил среди нас, человек, который вырос среди нас и был таким же человеком, как все остальные, – это пророк Мухаммед. Я беру пример с него, и другие мусульмане должны это делать».

В октябре Нурмагомедов объявил о завершении карьеры, но тем не менее остался в публичном пространстве. Все ждут возвращения Хабиба в спорт, но боец наслаждается жизнью за пределами клетки.

«Жизнь на виду у публики очень напряженная. Я бы хотел жить жизнью обычного человека, как это было 10 лет назад. Но теперь у меня есть чемпионские пояса и выигранные бои. Я понимал, что вместе с этим ко мне придет слава, но не знал, что это будет так сложно. Так жить очень тяжело, и я хотел бы вернуться к тому спокойствию, которое было до того, как я прославился».

Летом Хабиб потерял отца: Абдулманап Нурмагомедов скончался от последствий коронавируса. Карьеру чемпиона UFC сложно представить без вклада его отца. Но на пути к славе все было не так просто:

«Были моменты, когда я не соглашался с ним или мой отец не соглашался со мной, но мы всегда находили какой-то компромисс и приходили к решению. Было много раз, когда я даже не понимал, почему мой отец что-то от меня требует. Но он говорил: «Просто сделай, и ты получишь результат». И в 80% случаев я приходил к результату, и мой отец оказывался прав. Я следовал инструкциям отца, и результат всегда был положительным .

Я бы не хотел, чтобы люди ассоциировали моего отца как тренера, который развил борьбу. У него было много проектов, и самое большое, что он сделал, – это воспитал людей, воспитал личность, и он всегда говорил мне: «Самая большая и лучшая инвестиция – это инвестирование в людей». Было много близких родственников, которых мой отец и поддерживал, и воспитывал. Было много сирот, о которых он заботился. Так что в этом направлении он оставил большое наследие. От него зависело очень много людей. Конечно, все зависит от Всевышнего, но он дал повод, чтобы люди со временем поняли его еще больше».

Возвращение Хабиба в октагон пока не предвидится. У спортсмена есть другие задачи – например, воспитать чемпионов из своей команды.

«Теперь, после завершения карьеры, у меня остались близкие люди – братья и друзья, которые сражаются на высшем уровне. Есть около пяти или шести человек, с которыми мы строим путь, и я буду помогать им, тренироваться с ними, делиться своим опытом. В какой-то степени это можно назвать тренерской жизнью, но я не собираюсь полностью входить в коучинг. Я всегда буду рядом и поделюсь своим опытом».

Нурмагомедов рассказал о важности веры для себя:

«Вера значит для меня всё. Если бы ее не было, когда умер мой отец, я бы, наверное, сошел с ума. Вера учит нас, что мы должны довольствоваться тем, что дает Всевышний: Он дает, Он берет. Он предопределяет, как человек будет жить и сколько ему осталось жить. В этот момент вера мне очень помогла, и без веры я не знаю, как бы я себя вел. Это то, для чего мы были созданы, для чего мы были рождены, – чтобы поклоняться только Всевышнему, и для меня вера превыше всего спорта. Я также хотел бы, чтобы мои дети, мои близкие были верующими во Всевышнего и верили, что только Всевышний может предопределить судьбу не только человека, но и всего человечества. Хуже всего, когда человек поклоняется чему-то еще вместе со Всевышним, изобретая себе божество. Вера превыше семьи, превыше всего остального».

Но это никак не вяжется с видом спорта, где Хабиб стал успешным.

«То, что мы должны причинять боль нашим соперникам, чтобы показать свое превосходство, – это единственное, что меня беспокоит в этом виде спорта. В этом отношении я очень люблю футбол, потому что красотой ты можешь показать, насколько ты хороший спортсмен. Внутри октагона я один человек, снаружи я совершенно другой человек. В клетке я должен показать всю свою агрессию, свою готовность к любому исходу поединка, и я всегда ставил цель поднять руку как победитель, но вне клетки я обычный человек. Как говорится: «Быть, а не казаться». В этом плане мне несложно быть хорошим человеком. Думаю, я хороший человек. Единственное – это то, что происходит внутри октагона: я не всегда хорош для своих оппонентов».

Ну и напоследок Нурмагомедов опроверг любую возможность вернуться в спорт.

«Каждый день я просыпался утром и начинал тренироваться, а вечером мое тело было истощено, потому что я довел его до предела. Я просто хочу жить такой жизнью, в которой я могу хотя бы немного поспать до обеда, жить для себя и не посвящать себя спорту на все 100 процентов.

Не знаю, можно ли это назвать страхом или нет, но я никогда не хотел проигрывать. Когда я готовлюсь, я всегда думаю, что если я не сделаю все, что от меня зависит, то в клетке сильнее будет тот, кто хорошо подготовился. Я просто не люблю проигрывать в своей жизни.

Я участвую во всевозможных проектах, строю проекты будущего. Эта жизнь мне незнакома, но я пытаюсь к ней привыкнуть».

Истoчник: Mk.ru