«Он уже взрослым пришёл на ТВ, познав всю шершавость жизни»

3 марта не стало одного из самых популярных телекомментаторов страны — Юрия Розанова, человека с неповторимым голосом и удивительным обаянием, которого обожали и зрители, и коллеги.

Фото из инстаграм-аккаунта Юрия Розанова

Если и занял кто нишу самого любимого в народе комментатора после ухода из нашего мира неповторимого Владимира Маслаченко (в пятницу, 5 марта, ему, кстати, было бы 85), то это Юрий Розанов. Если официально, Юрий Альбертович – хотя так его называли или малознакомые, или совсем уж не знакомые. На футбольных-хоккейных каналах на «плюсе» и потом на «Матче» молодые его звали – Дяденькой. Было в этом и уважительное, и нежно-родственное сразу. И вот – Дяденька тоже ушёл навсегда.

Рома Трушечкин, который чаще всех, по-моему, комментировал с ним в паре и которому позвонил, как только узнал про общую потерю, говорит тихо. Как будто родного человека потерял. Хотя почему – как будто? Так и есть, если отбросить условности…

– Знаешь, я тут подумал, это ведь единственный человек старше меня не из родственников, кого я называл на «ты». Хотя разница у нас – больше 15 лет. Был ли он для меня учителем? Сложно однозначно ответить. Он уже взрослым пришёл ведь на ТВ, познав, так скажем, всю шершавость жизни: были и выезды футбольные, например, в Баку, если не путаю, и драки. И мы, кстати, вместе прошли на том первом в истории конкурсе комментаторов (он мне там сразу запомнился фразой, которую сказал кому-то: «Ну я же не рафинированный москвич»). Поэтому никого не копировал сам. Был неповторимым. И единственное по большому счёту, чем он учил: быть самим собой. Хотя вообще преподавал, мог научить и учил универсальным приёмам каким-то. И к профессии вдумчиво относился, замечания его по делу всегда были…

Подтверждаю: мы ведь с Розановым тоже немного поработали в паре. На спортивном радио, ныне, увы, не существующем. В основном, конечно, комментировали футбол – например, чемпионат мира-2018, проходивший в России. Это были с одной стороны невероятно сложные, а с другой – простые эфиры. Простые – потому что Альбертыч всегда говорил чётко и по делу, солировал, конечно, но не забивал напарника, давал проявить себя, а главное – было ясно, когда не перебивать его, а когда лучше подключиться, он тебя как-то подводил плавно к этому. Сложные – потому что надо было соответствовать высочайшему уровню. Малейшие «косячки» на фоне Дяденьки сразу становились заметнее.

…В чате редакции «Спорт FM», который мы не бросаем, с утра, конечно, траур и слёзы. И – воспоминания, воспоминания, воспоминания… Про то, как боролся он с неизлечимой своей болезнью в том числе. И вообще – про то, каким он был Человеком. Вот Татьяна Копылова, программный директор радио в Санкт-Петербурге: «Мы с ним очень дружили, он всегда такие жизнеутверждающие сообщения присылал мне в ответ на вопросы о здоровье… Перечитываю сейчас и рыдаю. Не верится. Дяденька так держался молодцом. Я верила, что выкарабкается».

А вот Алёна Масуренкова, культовая для радиомира фигура, долго руководившая «Спорт FM»: «Помню, мы с ним ужасно ругались по поводу некоторых особенностей словоупотребления в репортажах. Основным камнем преткновения было слово «игроцкий», которое меня раздражало ввиду фонетической неэстетичности. После чего Юра садился в эфир и специально произносил это слово раз двадцать за матч, всегда ставя его рядом с каким-нибудь красивым и умным словом русского языка: игроцкая философия, игроцкая эстетика, игроцкая атмосфера… Ещё и специально делал крошечную цезуру перед, чтобы интонационно выделить. Это звучало настолько красиво, возносило комментарий проходного матча на уровень философского рассуждения о самой сути игры и при этом азартно и абсолютно нескучно. После эфира говорил: слышала, сколько я тебе приветов передал? И ещё… Нам хотели заменить в эфирной студии стулья. Почему-то на высокие, типа барных. Никакие мои аргументы, что это неудобно, не срабатывали. Юра предложил: сфотографируй меня и пошли начальству – это будет аргумент. Юра же – здоровый, большой, красивый, высокий… Невозможно поверить, что его нет, не-воз-мож-но! А аргумент сработал…»

А ещё мне сразу захотелось перечитать совершенно замечательное интервью, которое с Юрий Альбертычем Женя Дзичковский сделал на сайте «Матч ТВ». Не поленитесь, найдите, там много важного. А больше всего мне такой абзац запомнился, где он отвечает на вопрос относительно того, что, как считается, жалеть мужчин не надо, что это унижает:

– «Считается», «есть мнение», «многие уверены» — нездоровые формулировки. Кем считается? Почему считается? Зависит от ситуации. Иногда унижает, иногда вдохновляет и придаёт сил, по-разному бывает. Если ставить целью конструировать из мужика этакого Геракла на постоянной основе, я против. И валенка не надо, и Геракла тоже. Мужчины не одинаковы, как и женщины. Считаю себя, например, мягким человеком, но если упрусь — уж извините. И жалеть меня ни к чему, сам разберусь. Но кричать об этом не вижу смысла. Жизнь не догма, в схемы не загонишь.

…В Сергиевом Посаде, где он часто бывал в храмах, это хорошо знают. Сейчас Дяденька наверняка где-то там!

Истoчник: Mk.ru